search
top

Татьяна Васильковская «Сиреневые шторы»

Сегодня, на нашу книжную полочку попало произведение еще одного автора. На этот раз не новый, а уже вам известная поэтесса Татьяна Васильковская. Читатель уже имел возможность познакомиться с творчеством Татьяны на страницах нашего сайта, где она представляла свои стихотворения. Творчество этой  талантливой писательницы проникает глубоко в душу, в самые потаённые уголки, заставляя звучать завораживающими переливами струны души, буквально с первых строчек погружая в описываемый мир, побуждая искренне сопереживать персонажам повествования. В ее произведениях  каждый найдет что-то для себя. Искорку, которую зародила искренняя, отзывчивая и тонко чувствующая натура Татьяны.

Молодая писательница является членом Межрегионального Союза писателей в городе Луганске и «душой» ЛМО » Мир творчества», оживляющая и заставляющая цвести все, к чему прикасается ее рука.

Что еще сказать? На мой взгляд, Татьяна заслуживает самых восторженных эпитетов и как личность, и как литератор! Являясь, к тому же  участницей и победителем многих литературных конкурсов.

А теперь, давайте же, наконец, достанем с книжной полки самый романтичный из рассказов талантливой писательницы. Возьмем чашечку капучино и кусочек шоколадного торта,

удобно устроившись в кресле у окна, и погрузимся в завораживающий мир глубокого рассказа.

                            Сиреневые шторы

ambiВ любимом кафе было особенно уютно: ковры, шторы с воланами и ламбрекенами, мягкие стулья, камин, пианино, а главное бесчисленное множество сувениров и картин в рамочках, что придавало ощущение, будто бы вы в гостях у пожилого человека, допустим, у вашей бабушки. А какой дом может быть уютнее, чем дом вашей бабушки, ведь там всё подобрано таким образом, что куда бы вы ни захотели присесть, вас подхватывало в объятье удобное кресло, под ноги подбегал мягкий пуфик, а колени обхватывал тёплый плед. И куда бы вы ни уронили свой взгляд, он останавливался лишь на самых важных вещах. Ведь только пожилые люди знают, что нет в мире более важных вещей, чем фотография любимого внука, вывязанная крючком кошечка, над которой хлопотали маленькие ручонки дочери, борясь с непослушной пряжей; статуэтка Эйфелевой башни, купленная в самом Париже во время свадебного путешествия… Дом бабушки – другой мир, здесь нет повседневных проблем, здесь не надо доказывать родителям, что ты уже взрослый, здесь есть только нежность и забота, защита и поддержка. В этом доме даже стрелки на часах ползут медленно, и независимо от возраста, ты всегда маленький. И всё вокруг как бы говорит тебе: не торопись, побудь ещё немного, ты, наверное, устал, отдохни, сейчас будет готов твой любимый пирог.

Именно поэтому, приходя в это кафе, Люси всегда заказывала шоколадный торт и какао с молоком или мороженное со сливками, в котором ей всегда не хватало любимых с детства толчёных грецких орехов.

Может быть, в этот вечер Люси слишком глубоко окунулась в свои воспоминания, а может и действительно почувствовала себя ребёнком, но один из кусочков шоколадного торта, почему-то не усидел на ложке и соскользнул на белоснежный подол юбки, оставив в напоминание о своём пребывании жирный коричневый след. Люси ещё не успела ни удивиться, ни расстроиться, как перед ней возникло испуганное выражение лица женщины, каким-то невероятным образом очутившейся перед девушкой в тот самый момент.

— Так, — многозначительно протянула женщина, — такого поворота событий я не ожидала, хотя может оно и к лучшему. Возьмите скорей салфетку, — протянула она удивлённой Люси влажную салфетку, — на упаковке написано, что они должны справляться с подобными неприятностями, если воспользоваться салфеткой сразу же после нанесения пятна. Правда, придётся кое-что переписать.

С этими словами незнакомка, уселась за столик, рядом с Люси, начав, что-то быстро-быстро строчить в своём блокноте.

Пятно, действительно исчезло и Люси принялась пристально рассматривать свою спасительницу, тем более, что та не обращала на неё ни малейшего внимания. Женщине было на вид лет сорок, полноватое телосложение, коротко стриженые кудряшки и смешные круглые очечки, эдакая «пышечка с кремом».

— Спасибо Вам большое, Вы меня просто спасли, — Люси решилась поблагодарить незнакомку, ни на секунду не отрывавшуюся от блокнота.

— Что Вы, что Вы, не стоит, — не поднимая глаз, отвечала пышечка, — Я – гениальна и я это знаю, а может, потому что я это знаю, — она загадочно улыбнулась и пристально посмотрела на Люси, — А Вы любите собак?

— Да, это милые создания, особенно спаниели и пекинесы, — постаралась поддержать тему Люси, хотя вопрос ей показался весьма неожиданным.

— А как Вам ламбрадоры? – незнакомка кивнула в сторону соседнего столика, за которым сидела очень необычная пара.

Люси повернула голову и только теперь заметила, что лишь проход и ковровая дорожка отделяли её от столика, за которым чинно вкушал свой бифштекс низкорослый

мужчина, немного нелепого вида, а за другим краем стола так же важно восседала его собака, лохматый ламбрадор. Не смотря на важный вид и полное отсутствие смущения от столь высокого, для собаки положения, лабрадор, наверное, всё-таки не умел пользоваться ножом и вилкой, и поэтому ему оставалось только жалобно смотреть по сторонам, заглядывая в души и тарелки посетителей кафе.

Люси усмехнулась, чем привлекла внимание мужчины. Ей стало неловко, и она притворилась, что в происходящем нет ничего особенного, и большинство её знакомых ходят в кафе именно с собаками, а смеялась она вовсе не из-за этого.

— Интересно, — произнесла незнакомка, — такая, как бы сказать, снисходительная деликатность. Да, именно снисходительная деликатность, я, пожалуй, даже запишу, — обрадовалась она и принялась опять строчить в своём блокноте.

— Извините, а Вы о чём? – попыталась вникнуть в суть происходящего Люси.

— О Вас, дорогая, — улыбнулась незнакомка, — Вы часто бываете в этом заведении, не так ли?

— Да, здесь очень мило.

— Тогда почему Вы не выбрали вон тот столик у окна? Оттуда просто волшебный вид, рекомендую, — незнакомка опять взяла в руки блокнот, — и — последняя деталь: Ваше любимое мужское имя.

— Без соответствия с человеком, просто имя? – уточнила Люси.

— Да, просто имя.

— Эдвард, — озвучила Люси первое, что пришло ей в голову, — а зачем Вы спрашиваете?

— Прекрасно, — незнакомка одним движением черкнула что-то в блокноте, изобразила жестом, что-то наподобие «не имеет значения, так, пустяки» и, захлопнув блокнот, спросила, — не желаете выпить чего-нибудь покрепче?

— Нет, спасибо.

— А я с Вашего позволения, закажу себе, — она взглядом подозвала официанта, — принесите, пожалуйста, бокал божоле. Прекраснейшее вино, рекомендую.

Бокал вина появился практически мгновенно. Незнакомка отпила буквально глоток и отставила бокал на самый край стола.

— Прекрасное вино, — повторила она, — А как Вам сиреневые шторы?

Девушка взглянула на окна. По правде говоря, единственное, что жутко раздражало её в этом кафе, были эти самые шторы. Люси не очень нравился сиреневый цвет, да и форму она находила абсолютно нелепой.

— В этом что-то есть, — уверенно соврала Люси.

— Снисходительная деликатность, — опять повторила незнакомка, но на этот раз не стала ничего писать в блокноте, а наоборот, положила блокнот и карандаш в свою сумочку, собираясь, по всей видимости, покинуть Люси.

– Вот, возьмите, — пышечка выложила из сумочки пачку салфеток, — Вам может быть, ещё пригодится. Всего хорошего.

— Всего доброго.

Незнакомка направилась к выходу, внимательно рассматривая посетителей и официантов, как будто фотографировала на незримую камеру своей памяти каждую деталь этого вечера, а за ней тянулся шлейф загадки её таинственного появления, поведения, да и внешне, она явно была какой-то особенной, что сразу выделяло её из окружения.

«Необычная женщина» — только и успела подумать про себя Люси, как вдруг услышала сердитый лай, восседавшего за соседним столиком ламбрадора. Пёс, всё это время не обнаруживший ни малейшим звуком своё присутствия, как бы окликнул проходящего мимо парня, не обратившего внимание на его персону. От неожиданности парень метнулся в другую сторону и неосторожным движением опрокинул бокал,

оставленный незнакомкой на самом краю столика, где сидела Люси. Вино, густым бордовым оттенком разлилось по скатерти и рубашке парня.

— Возьмите скорей салфетку, — моментально среагировала Люси, которая сегодня была уже в подобной ситуации, — на упаковке написано, что они должны справляться с подобными неприятностями, если воспользоваться салфеткой сразу же после нанесения пятна, — вспомнила Люси слова незнакомки.

— Благодарю Вас, мне так неловко, — смущённо произнёс парень.

Люси поразил необыкновенно яркий оттенок его голубых глаз и неожиданно даже для самой себя она очень мило и даже кокетливо улыбнулась.

— Позвольте мне поужинать с Вами и постараться загладить свою вину, — предложил молодой человек, указав на тот самый столик, который рекомендовала Люси незнакомка.

Вид из окна, действительно был волшебный. Вечерний город манил своими огнями, а слегка удалённое расположение столика, создавало ощущение некоторого уединения.

— Можно узнать, как зовут мою спасительницу? – поинтересовался молодой человек.

— Люси, а Вас?

— Эдвард.image_861808151446171942934

К столику подошёл официант.

— Повторите, пожалуйста, заказ моей спутницы, — попросил Эдвард.

— Капучино, шоколадный торт и бокал божоле, — произнёс официант.

— Два кофе и бутылочку божоле, пожалуйста, — заказал Эдвард, — хотите чего-нибудь ещё? — спросил он у Люси.

— Нет-нет, спасибо.

— Могу заметить у Вас великолепный вкус. Божоле — одно из моих любимых вин, — произнёс Эдвард, когда официант отошёл. — А знаете легенду его создания?

— Нет.

Эдвард принялся рассказывать удивительную историю, про пиратов, морские путешествия, русалок и даже затерянные сокровища. Люси слушала не очень внимательно, она любовалась восхищёнными, необыкновенно голубыми глазами своего собеседника, вдыхала этот удивительный вечер и всё думала о таинственной незнакомке и странных совпадениях. Когда Эдвард закончил свой рассказ, она решила воспользоваться последней фразой, которая осталась у неё от незнакомки и которой она пока что не могла найти логического завершения:

— А как Вам сиреневые шторы?

Глаза Эдварда не просто заблестели, они взорвались от восторга.

— Вам тоже нравиться Эрнеста Либ? Я восхищаюсь её творчеством. А «Сиреневые шторы» это просто неописуемо, — и он достал из своей сумки маленькую книжечку, на обложке, которой красовалось название «Сиреневые шторы. Сборник невыдуманных историй», а с первой страницы сквозь кругленькие очёчки на Люси смотрела, всё так же таинственно улыбаясь, та самая «пышечка с кремом», — Она — гениальна.

— Абсолютно с Вами согласна. И я думаю, она об этом знает.

В любимом кафе было особенно уютно: ковры, шторы с воланами и ламбрекенами, мягкие стулья, камин, пианино, а главное бесчисленное множество сувениров и картин в рамочках, что придавало ощущение, будто бы вы в гостях у пожилого человека, допустим, у вашей бабушки. А какой дом может быть уютнее, чем дом вашей бабушки, ведь там всё подобрано таким образом, что куда бы вы ни захотели присесть, вас подхватывало в объятье удобное кресло, под ноги подбегал мягкий пуфик, а колени обхватывал тёплый плед. И куда бы вы ни уронили свой взгляд, он останавливался лишь на самых важных вещях. Ведь только пожилые люди знают, что нет в мире более важных вещей, чем фотография любимого внука, вывязанная крючком кошечка, над которой хлопотали маленькие ручонки дочери, борясь с непослушной пряжей; статуэтка Эйфелевой башни, купленная в самом Париже во время свадебного путешествия… Дом бабушки – другой мир, здесь нет повседневных проблем, здесь не надо доказывать родителям, что ты уже взрослый, здесь есть только нежность и забота, защита и поддержка. В этом доме даже стрелки на часах ползут медленно, и независимо от возраста, ты всегда маленький. И всё вокруг как бы говорит тебе: не торопись, побудь ещё немного, ты, наверное, устал, отдохни, сейчас будет готов твой любимый пирог.

Именно поэтому, приходя в это кафе, Люси всегда заказывала шоколадный торт и какао с молоком или мороженное со сливками, в котором ей всегда не хватало любимых с детства толчёных грецких орехов.

Может быть, в этот вечер Люси слишком глубоко окунулась в свои воспоминания, а может и действительно почувствовала себя ребёнком, но один из кусочков шоколадного торта, почему-то не усидел на ложке и соскользнул на белоснежный подол юбки, оставив в напоминание о своём пребывании жирный коричневый след. Люси ещё не успела ни удивиться, ни расстроиться, как перед ней возникло испуганное выражение лица женщины, каким-то невероятным образом очутившейся перед девушкой в тот самый момент.

— Так, — многозначительно протянула женщина, — такого поворота событий я не ожидала, хотя может оно и к лучшему. Возьмите скорей салфетку, — протянула она удивлённой Люси влажную салфетку, — на упаковке написано, что они должны справляться с подобными неприятностями, если воспользоваться салфеткой сразу же после нанесения пятна. Правда, придётся кое-что переписать.

С этими словами незнакомка, уселась за столик, рядом с Люси, начав, что-то быстро-быстро строчить в своём блокноте.

Пятно, действительно исчезло и Люси принялась пристально рассматривать свою спасительницу, тем более, что та не обращала на неё ни малейшего внимания. Женщине было на вид лет сорок, полноватое телосложение, коротко стриженые кудряшки и смешные круглые очечки, эдакая «пышечка с кремом».

— Спасибо Вам большое, Вы меня просто спасли, — Люси решилась поблагодарить незнакомку, ни на секунду не отрывавшуюся от блокнота.

— Что Вы, что Вы, не стоит, — не поднимая глаз, отвечала пышечка, — Я – гениальна и я это знаю, а может, потому что я это знаю, — она загадочно улыбнулась и пристально посмотрела на Люси, — А Вы любите собак?

— Да, это милые создания, особенно спаниели и пекинесы, — постаралась поддержать тему Люси, хотя вопрос ей показался весьма неожиданным.

— А как Вам ламбрадоры? – незнакомка кивнула в сторону соседнего столика, за которым сидела очень необычная пара.

Люси повернула голову и только теперь заметила, что лишь проход и ковровая дорожка отделяли её от столика, за которым чинно вкушал свой бифштекс низкорослый

мужчина, немного нелепого вида, а за другим краем стола так же важно восседала его собака, лохматый ламбрадор. Не смотря на важный вид и полное отсутствие смущения от столь высокого, для собаки положения, лабрадор, наверное, всё-таки не умел пользоваться ножом и вилкой, и поэтому ему оставалось только жалобно смотреть по сторонам, заглядывая в души и тарелки посетителей кафе.

Люси усмехнулась, чем привлекла внимание мужчины. Ей стало неловко, и она притворилась, что в происходящем нет ничего особенного, и большинство её знакомых ходят в кафе именно с собаками, а смеялась она вовсе не из-за этого.

— Интересно, — произнесла незнакомка, — такая, как бы сказать, снисходительная деликатность. Да, именно снисходительная деликатность, я, пожалуй, даже запишу, — обрадовалась она и принялась опять строчить в своём блокноте.

— Извините, а Вы о чём? – попыталась вникнуть в суть происходящего Люси.

— О Вас, дорогая, — улыбнулась незнакомка, — Вы часто бываете в этом заведении, не так ли?

— Да, здесь очень мило.

— Тогда почему Вы не выбрали вон тот столик у окна? Оттуда просто волшебный вид, рекомендую, — незнакомка опять взяла в руки блокнот, — и — последняя деталь: Ваше любимое мужское имя.

— Без соответствия с человеком, просто имя? – уточнила Люси.

— Да, просто имя.

— Эдвард, — озвучила Люси первое, что пришло ей в голову, — а зачем Вы спрашиваете?

— Прекрасно, — незнакомка одним движением черкнула что-то в блокноте, изобразила жестом, что-то наподобие «не имеет значения, так, пустяки» и, захлопнув блокнот, спросила, — не желаете выпить чего-нибудь покрепче?

— Нет, спасибо.

— А я с Вашего позволения, закажу себе, — она взглядом подозвала официанта, — принесите, пожалуйста, бокал божоле. Прекраснейшее вино, рекомендую.

Бокал вина появился практически мгновенно. Незнакомка отпила буквально глоток и отставила бокал на самый край стола.

— Прекрасное вино, — повторила она, — А как Вам сиреневые шторы?

Девушка взглянула на окна. По правде говоря, единственное, что жутко раздражало её в этом кафе, были эти самые шторы. Люси не очень нравился сиреневый цвет, да и форму она находила абсолютно нелепой.

— В этом что-то есть, — уверенно соврала Люси.

— Снисходительная деликатность, — опять повторила незнакомка, но на этот раз не стала ничего писать в блокноте, а наоборот, положила блокнот и карандаш в свою сумочку, собираясь, по всей видимости, покинуть Люси.

– Вот, возьмите, — пышечка выложила из сумочки пачку салфеток, — Вам может быть, ещё пригодится. Всего хорошего.

— Всего доброго.

Незнакомка направилась к выходу, внимательно рассматривая посетителей и официантов, как будто фотографировала на незримую камеру своей памяти каждую деталь этого вечера, а за ней тянулся шлейф загадки её таинственного появления, поведения, да и внешне, она явно была какой-то особенной, что сразу выделяло её из окружения.

«Необычная женщина» — только и успела подумать про себя Люси, как вдруг услышала сердитый лай, восседавшего за соседним столиком ламбрадора. Пёс, всё это время не обнаруживший ни малейшим звуком своё присутствия, как бы окликнул проходящего мимо парня, не обратившего внимание на его персону. От неожиданности парень метнулся в другую сторону и неосторожным движением опрокинул бокал,

оставленный незнакомкой на самом краю столика, где сидела Люси. Вино, густым бордовым оттенком разлилось по скатерти и рубашке парня.

— Возьмите скорей салфетку, — моментально среагировала Люси, которая сегодня была уже в подобной ситуации, — на упаковке написано, что они должны справляться с подобными неприятностями, если воспользоваться салфеткой сразу же после нанесения пятна, — вспомнила Люси слова незнакомки.

— Благодарю Вас, мне так неловко, — смущённо произнёс парень.

Люси поразил необыкновенно яркий оттенок его голубых глаз и неожиданно даже для самой себя она очень мило и даже кокетливо улыбнулась.

— Позвольте мне поужинать с Вами и постараться загладить свою вину, — предложил молодой человек, указав на тот самый столик, который рекомендовала Люси незнакомка.

Вид из окна, действительно был волшебный. Вечерний город манил своими огнями, а слегка удалённое расположение столика, создавало ощущение некоторого уединения.

— Можно узнать, как зовут мою спасительницу? – поинтересовался молодой человек.

— Люси, а Вас?

— Эдвард.

К столику подошёл официант.

— Повторите, пожалуйста, заказ моей спутницы, — попросил Эдвард.

— Капучино, шоколадный торт и бокал божоле, — произнёс официант.

— Два кофе и бутылочку божоле, пожалуйста, — заказал Эдвард, — хотите чего-нибудь ещё? — спросил он у Люси.

— Нет-нет, спасибо.

— Могу заметить у Вас великолепный вкус. Божоле — одно из моих любимых вин, — произнёс Эдвард, когда официант отошёл. — А знаете легенду его создания?

— Нет.

Эдвард принялся рассказывать удивительную историю, про пиратов, морские путешествия, русалок и даже затерянные сокровища. Люси слушала не очень внимательно, она любовалась восхищёнными, необыкновенно голубыми глазами своего собеседника, вдыхала этот удивительный вечер и всё думала о таинственной незнакомке и странных совпадениях. Когда Эдвард закончил свой рассказ, она решила воспользоваться последней фразой, которая осталась у неё от незнакомки и которой она пока что не могла найти логического завершения:

— А как Вам сиреневые шторы?

Глаза Эдварда не просто заблестели, они взорвались от восторга.

— Вам тоже нравиться Эрнеста Либ? Я восхищаюсь её творчеством. А «Сиреневые шторы» это просто неописуемо, — и он достал из своей сумки маленькую книжечку, на обложке, которой красовалось название «Сиреневые шторы. Сборник невыдуманных историй», а с первой страницы сквозь кругленькие очёчки на Люси смотрела, всё так же таинственно улыбаясь, та самая «пышечка с кремом», — Она — гениальна.

— Абсолютно с Вами согласна. И я думаю, она об этом знает.

 

Если Вы разделяете деятельность ЛМО "Мир творчества, поддержите наш проект!
Благодаря Вашей помощи, мы воплотим в жизнь мечты ещё многих талантливых авторов!

Похожие записи


Комментарии:

6 комментариев to “Татьяна Васильковская «Сиреневые шторы»”

  1. Екатерина:

    рассказ отличный, Татьяна, спасибо. он такой же уютный и вызывает схожие эмоции, как комната идеальной бабушки в июньский вечер. в рассказе есть опечатка, или это какая-то задумка автора, не понятно. в общем не ламбрадоры, а лабрадоры и они ну совсем не лохматые.

  2. Иля:

    Татьяна, спасибо за чудесный рассказ!!!

  3. Александр Ралот:

    хороший рассказ.спасибо большое.успехов и удачи автору

  4. Марина:

    Очень интересный рассказ, Татьяна. Мне понравился… Желаю Вам удачи!..

  5. Татьяна Живюк:

    Мне кажется, что я его уже слышала, в каком-то из выпусков журнала.Еще тогда он мне понравился.Во многих Ваших работах веет добротой, романтикой и той сказкой, которой многим не хватает.

  6. Яна:

    Какой уютный, романтичный рассказ!.. Понравился очень! Создаёт настроение лёгкое и мечтательное.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

top