search
top

Фэнтезийное видение мира в рассказах Ирины Чупрыновой

Мне всегда бесконечно приятно «зажигать звезды». За одно это можно возблагодарить всевышнего и навсегда влюбиться в творческую работу, которая занимает большую часть моей жизни, отнимая взамен досуг, часы сна и даже отрывая на некоторое время от повседневных забот и любимой семьи. Потому что «выпускать в мир» новые имена, дарить людям радость знакомства с талантливыми находками — это форма наивысшего наслаждения от искусства, которой только можно достичь!

Сегодня с благодарным трепетом и неимоверным счастьем хочу познакомить Вас с очаровательной девушкой, которая пишет в стиле «романтического фэнтези». Этот жанр очень близок мне, любим и уважаем мной, но как-то мало представлен на нашем проекте. Именно поэтому я с таким удовольствием исправляю это недоразумение и заполняю свободную нишу интересным, увлекательным и ярким писателем.

Как всякому начинающему творцу, ей очень нужны Ваши отзывы и поддержка. Не скупитесь на комментарии, пожалуйста. Критика — закаляет, ну а похвала — она приятна в любом случае. Так что не пожалейте нескольких минут на то, чтобы сделать приятное хорошему человеку. А мы Вам за это скажем большое человеческое «Спасибо!»

Знакомьтесь — это Ирина Чупрынова. Вот, что она сама рассказывает о себе…

Ирина Чупрынова

По профессии я юрист, разум мой отдан компьютерам, а душа — творчеству!

В 2005 году я окончила МГУ, специализация уголовное право. Но к моменту получения диплома, я вся была уже во власти компьютерных технологий, поэтому дальнейшую свою судьбу связывала исключительно с миром компьютеров. Также еще в студенчестве я увлеклась спортом. Чего только не перепробовала! И боролась, и стреляла, и верхом ездила, и даже лазала на скалодроме! Спорт люблю до сих пор.
К миру искусства меня тянуло с детства. С пятого класса я очень много лепила из глины, но со временем это увлечение кануло в Лету. И только спустя годы я просто открыла Word и начала печатать…

Просто привет!

По осеннему парку идет женщина. Или старушка? Плечи ссутулены, спина сгорблена. Ноги волочит по земле. Глаза смотрят в пустоту. И эти глаза…
Это самое страшное во всем ее облике. Эти глаза похожи на колодцы в саму преисподнюю. Столько в них невысказанной боли. И гнева. На мир. На Бога.
За женщиной плетется пес — исхудалый ньюфаундленд, его шерсть свалялась в колтуны. На морде выражение печали и смирения. Вот собака находит фантик от конфеты, нюхает, вздыхает и плетется дальше за женщиной. Сэм (так зовут этого доброго и несчастного пса) знает, что хозяйка скучает по Владу, но ведь он тоже скучает. Когда они жили втроем, миску Сэма никогда не забывали наполнять. Они с Владом обожали играть в этом парке. Его любимый хозяин кидал Сэму , слегка сдувшийся зеленый мячик с разноцветными рыбками, а Сэм мчался за ним, хватал в зубы и отдавал мальчику. Да, он ведь скучает и еще как скучает. Вот Влад вернется, и тогда снова будет полная миска и игры в парке!.. Но Сэм не знает, что Влад не вернется никогда. Три месяца и четыре дня назад Влад погиб.

***

-Я больше так не могу! Я должен что-то делать, — говорил мальчишка лет пятнадцати куда-то в пустоту, а если точнее в серебристое марево, которое окружало его.
Вдруг марево трансформировалось в золотой шар. Он закружился, и малиновые искры россыпью светлячков разлетелись во все стороны.
-Дима! Ну, хватит развлекаться! у тебя впереди целая вечность… Я боюсь за нее… Она мне снится….
Шар крутанулся против часовой стрелки и выбросил залп зеленых искр.
-Ну, Диии-ма! Ты бы еще черный цвет взял.
Необычный собеседник подростка тут же воспользовался предложением и окатил друга водопадом черных блестящих звездочек.
-Вот балда, — абсолютно спокойно, без малейшей тени обиды ,сказал мальчик. Этот «комплимент», наконец привел к желаемому результату, и золотистый шар в одну секунду превратился в растрепанного подростка в спортивном костюме “Reebok” и стареньких, но еще вполне приличных кроссовках.
-О’кей, Влад, ага, базара нет, давай поболтаем.

***

Влад (русый, коротко стриженный худенький мальчик, одетый в линялую зеленую футболку и голубые с белесым джинсы) и Дима (темноволосый, с густой, лохматой шевелюрой и веселыми озорными глазами) лежат на песке. Перед ними океан. Волны мягко тыкаются в берег, как добрые собаки в ладони хозяина. Солнце печет. Мальчишки молчат. Влад переворачивается на спину и смотрит в ясное чистое небо.
-Может, искупнемся для начала? Чего мы, как лохи, в одежде тут валяемся, — предлагает Димка и, подавая пример, скидывает спортивную куртку. Влад остается лежать неподвижно, но вместо футболки и джинсов на нем уже лишь плавки.
-Клево! Уже многое умеешь, — хвалит его друг. И также, лишь в плавках плюхается рядом на раскаленный песок.
-Ладно уж с купанием, все потом. Владька, давай, рассказывай .
-Знаешь… Маме очень тяжело. Я порой ощущаю ее боль. Это… Будто в груди пусто. Или… Будто каждый вздох дается с неимоверным трудом. Она не может смотреть на других ребят… Она не хочет возвращаться на работу… Ее жизнь остановилась. Она ждет смерть. Молит о нашей встрече. Мои фотки вообще видеть не может… Сразу плачет… Я так хочу ей хотя бы просто привет передать. Мне же тут хорошо… Это все я ощущаю во сне. Иногда прорываются картинки. Я слышу, как она просит, чтобы я ей приснился…Но как?! Я же не умею… В общем…” — Влад замолкает и, перевернувшись на живот, смотрит на волны.
Они стали больше. Накатывают на берег все сильнее и сильнее. Белые гребешки пенятся тут и там.
-Ох, Владик, ты же понимаешь, мы просто в другом мире. Ни на сотовый звякнуть, ни на электронку написать! Ну как можно из другой страны без связи привет послать? А то, что мамку видишь… Это хреново, я тебе скажу. Значит у нее офигеный срыв… Может даже вены порезать…
-Ой!… — Димка съеживается, будто от порыва ледяного ветра, — это очень плохо, что она не может держаться. Если уж барьер между нашими мирами пропускает сигналы, дело точно дрянь. А если… Самоубийство… Вы никогда не увидитесь…
Влад резко садится. Небо покрывается тяжелыми облаками, и вдруг становится зябко.
-Дим, я один у мамы. Мы жили — я и она. Всё вместе. Телик по вечерам вместе, кроссворды вместе, даже ужин вместе готовили. А потом эта авария… И вот я тут, а она там. Если бы случилось наоборот, я бы с ума сошел. Я же любил ее… То есть, люблю. И ведь должен быть способ весточку передать! Ну хоть какой-то… Я слышал… Может правда, можно хоть присниться? А еще ведь у меня там остался любимый пес Сэмка. Может он почувствует, что я жив, что мне хорошо?.. Может через него весточку передать как-то, а?
Резкий порыв ветра неожиданно швыряет Владу в лицо горсть песка. Подросток протирает глаза и отплевывается.
-Нууу… Есть способ. Старожилы говорят. Но это опасно. Нельзя вмешиваться в судьбу, оставшихся на земле. Конечно, твоя мамка хочет, чтобы ты ей приснился. Они там думают, что нам теперь все подвластно. Но нам надо жить тут, а им там. Моя мамка верующая. Мы же из деревни. У нас все в Бога верили. В другое село в церковь ходили. Купались в ледяной воде на Крещение. -У-ух!… — Димка жмурится,- а еще ,мамка моя дела добрые делала: двух брошенных кошаков приютила, баб Нюре молоко бесплатно давала, убиралась у нее. Баб Нюра старенькая, одна живет. А после того… Ну после того, как я утоп, я думаю, она еще больше добрых дел делает. И еще, я точно знаю, мамка молится обо мне каждый день. Старается не реветь.
-А откуда ты про добрые дела и про то, что молится знаешь? — недоверчиво спросил Влад.
-Все просто. Если бы твоя мамка не убивалась по тебе, а молилась и помогала бездомным собакам и кошкам, птичек бы кормила, детям бы больным конфет купила, ну все такое, ты понял меня, вот, в общем, если бы она это делала, ты бы ощутил такую энергию!.. У-у-у! Столько бы возможностей тебе было бы дано. А ее слезы лишь давят тебя. То есть, на тебя. Ну, в общем… Мои сестрички и мамка живут с Богом в душе и поступках.
-Как-то так, — выдав последнюю фразу Димка удовлетворенно расслабился и закрыл глаза, — пошли искупнемся, а?
-Все у тебя будет отлично. Справится твоя мама. А о весточке лучше не думай.
Димка вскакивает и бежит к волнам. Океан снова спокоен, и солнце сияет и печет.

***

Прошло несколько дней. Или месяцев. Или лет. Влад не знал. Здесь время текло совсем иначе. Здесь было просто хорошо.
Он много бродил по тенистым берегам небольшой речушки. В ее прозрачных водах отражалось чистое голубое небо и, иногда, как казалось Владу, он видел там отражение своего пса, но, конечно же, ему это только казалось. Как можно находясь, к примеру, на Марсе увидеть свой дом?
Мальчик, еще в том мире, любил уединение и природу, но школа и различные занятия не давали в полной мере окунуться в мир воды, солнца и лугов. Здесь же он все это получил сполна. Из хвойного леса, где ему нравилось прогуливаться по утрам, он мог шагнуть на морское побережье, освещенное лучами заходящего солнца. Краски здесь были еще ярче, еще насыщеннее, чем на том свете. Подросток мог вот так вот просто стоять и смотреть на все это великолепие природы. На игру света и тени в волнах, на красноватые отблески заката. А потом он вдруг растворялся в этом волшебном свете, становился одновременно и волной, бегущей на берег, и лучом солнца, и облаком, и дуновением ветерка. Он не мог объяснить весь этот набор чувств, это было нечто новое, прекрасное и неизведанное. Это было то, к чему тянулась его душа на земле, но не знала, как это получить. Это был он, и весь мир одновременно. Счастье переполняло Влада. Он уже стал надеяться, что там , на берегу океана , Димка был прав, его мама успокоится, придет к Богу и перестанет впадать в страшные депрессии. Но он ошибся.
В эту ночь он проснулся в холодном поту. Он совершенно явственно увидел во сне, как мама лихорадочно перебирает таблетки в аптечке. Он даже ее не узнал. Она так сильно постарела, что больше была похожа на его бабушку. Руки у мамы тряслись, глаза запали от слез и бессонных ночей. Вот мама сделала одно неловкое движение, и все таблетки разлетелись по кухне. Мама без сил опустилась на пол и зарыдала. Влад ощутил ее настроение и ее желание. Она не просто хотела найти таблетку, чтобы успокоиться , она хотела убить себя.
Влад вышел из своего уютного бревенчатого домика на улицу. Огромные звезды сияли над головой. Небо было темным, но эта темнота дышала спокойствием и миром. В траве стрекотали ночные цикады.
«Если бы мама только знала обо всем этом. Если бы только знала… » — с горечью думал мальчик.
Влад представил себе любимое место ночлега Димки — это шалаш у костра. И уже через секунду стоял в теплых отблесках рыжего пламени. Хворост слегка потрескивал, передавая особое очарование этой ночи. Если бы не сегодняшний сон, он бы просто плюхнулся у костра и сидел бы здесь до рассвета, вдыхая дым с ароматом хвои и рассматривая в языках пламени новые , еще не раскрытые , миры. Но сегодняшняя ночь все изменила.
Мальчик нырнул в шалаш, стоявший на краю света и уходящий в лес темноты.
-Димон, подъем! Stend up! — он потряс друга за плечо.
-Ууу… У меня пара по инглишу была. Спать хочу, отвали, Влад, — сонно пробормотал Димка.
-Один только вопрос, my friend, — настойчивым шепотом произнес Влад, — что за способ передать весточку домой?
С Димки сон слетел мгновенно. Через долю секунды он сидел, уставившись на Влада немигающим взглядом.
-Ты что, псих? Ты что, хочешь сгинуть совсем? Нельзя это…
-Да не шуми ты. Надо очень. Расскажи все, что знаешь, — попросил Владик , присаживаясь на подстилку из сухого мха рядом с другом.
-Влад, но ты не должен… Нельзя же…
Влад, тяжело вздохнув, рассказал Димке про сегодняшний сон. Летняя ночь обволакивала сонным расслабляющим теплом, но подросток ежился от холода. Когда он замолчал, тяжелая тишина опустилась на шалаш. Только костер также умиротворяюще потрескивал где-то там за пределами хрупких стен Димкиного ночлега.
-Блииин, — наконец протянул Димка. За границей нашего мира есть лес. Там есть Темное озеро. Нужно прыгнуть в это озеро, мысленно думая о том, что ты хочешь сказать маме… А потом… Потом я не знаю, что будет. Никто не возвращался оттуда. Это просто легенда местная. Хотя я лично знал девчонку, которая также места себе не находила от волнений за мамку… Маринка. Классная такая была. Наша. Ну, пацанка. Как мы бесились… Ну да ладно. Короче, мать ее повесилась. Но ее, Слава Богу, вытащили врачи. Маринка, как и ты, все это во сне увидела. И сразу ломанулась на Темное. Больше я ее и не видал. С ней бы пошел, да обо всем узнал уже потом. Может отговорил бы, или хоть проводил.
И снова вязкая гнетущая тишина залепила уши. Будто бы и костер замолчал. Тихо-тихо стало в шалаше.
-Это дьявольское озеро? — шепотом спросил, наконец, Влад.
-Не знаю, может и нет. Просто, пытаясь связаться с тем миром, ты нарушаешь негласный запрет нашего. Говорят, что оно Темное. Я-то откуда знаю. Говорю же, мои молятся за меня. Я чувствую, что они нашли утешение в Боге. Я и не собирался никогда туда.
-Дим, я тебя понял, — вставая с уютной подстилки из травы и мха , сказал Влад, — я пойду на Темное.

***

Мальчишки стояли на опушке леса. Впереди их ждала неизвестность, позади остался уютный и уже ставший родным новый мир. Попасть сюда им удалось достаточно легко. Друзья взялись за руки и мысленно пожелали очутиться на берегу Темного озера. В их новом мире это работало. Просто пожелай и будешь, где хочешь. Они не знали, сработает ли сейчас, так как озеро находилось непонятно где. Но все почти сработало.
Ребятам казалось, будто они шагнули из теплой комнаты в морозную колючую ночь, так разительно отличалось это место от их нынешнего дома.
-Дим, может… В общем, давай я один. Это мой выбор. Моя мама,- тихо сказал Влад.
-Вот бред-то! Чем вздумал башку забивать, — возмущенно ответил Димка. Вместе пойдем. А там будь ,что будет. Заодно и узнаем, можно ли второй раз умереть.
Мальчишки двинулись вперед. Над их головами мгновенно сомкнулись высокие темные стволы. Друзья шли осторожно. Вдруг Владик вскрикнул и растянулся на земле.
-Ты что? Что с тобой? Владька? — Димка подскочил к другу и помог ему встать.
-Корень… Он схватил меня за ногу, — чуть заикаясь, пробормотал Влад.
-Да ну, ерунда! Это не лапы, это деревья с ветками! — бодро, но как-то неуверенно воскликнул Димка, — Пошли, дружище, не боись! Или ты передумал? Можно ведь передумать?
-Нет, — твердо ответил Влад, — мы идем.
Минут десять друзья шли в полном молчании. Воздух в лесу пах сыростью. Темнота давила. Мальчишки с трудом различали землю под ногами. Хотелось развернуться и бегом броситься назад на опушку. А потом к уютному Димкиному костру или на солнечный берег океана, в ласковые волны. Но они упорно шли вперед, не зная, собственно, точной дороги к озеру и только надеясь, что мысли и желания приведут их к цели.
Вдруг Димка по колено одной ногой провалился в склизкую мягкую жижу. Он резко дернул ногу, но это не помогло.
-Влад! Тут, кажется, болото.
Пустая зябкая тишина стала ответом Димке.

***

Влад не понял, как здесь очутился. Перед ним раскинулось озеро. В черной воде, как в зеркале, отражались деревья. Светило яркое солнце. Мальчик с изумлением огляделся. Его окружала беззвездная холодная ночь. Тогда он снова перевел взгляд вглубь озера. И снова увидел там солнце и деревья. Еще секунду подросток , почти не дыша, смотрел на эту картинку, а потом осознание обрушилось на него, как тяжелый железный молот. Он видел свой любимый парк. Парк , где они с Сэмкой провели столько незабываемых вечеров, играя в зеленый мячик с разноцветными рыбками.
-Как же так… Но этого не может быть….
Влад ощутил дрожь в коленках. Такого с ним не случалось уже давно. С тех пор, как он лечил зубы в последний раз. Он присел прямо на землю, боясь отвести взгляд от поверхности озера, думая каждую секунду, что иллюзия растает, Раствориться в воздухе, как дымок от праздничного шампанского.
“Где же Димка… Что с ним случилось… Неужели это и есть Темное… Значит здесь окно в тот мир…” — мысли путались, исчезали и снова появлялись. Но одно мальчик чувствовал ясно: «Нужно действовать быстро, пока мираж не пропал».
И тут он увидел лунный мост через волшебное озеро.

***

Поняв, что Влад исчез, Димка утроил свои усилия. Но вместо того, чтобы вытащить ногу, он завяз второй. И болото стало медленно, но упорно, тянуть его в свои душащие объятия. Димка забился, как рыбка в сетке.
“Господи… Господи…. Господи… Помоги мне… Я же пришел другу помочь… Это же свя….”
Мысли Димки завертелись сумасшедшей каруселью, в глазах все поплыло. И его накрыла успокоительная тьма.

***

Влад каким-то внутренним чутьем осознал, что ему надо на мост. Постоянно бросая взгляды на картинку родного мира в озере, мальчик поспешил к призрачному творению.
Мост пугал и манил одновременно. Он состоял из лунного света. Но этот свет в какие-то мгновения казался материальным. Будто серебряная радуга с переливами в ярко-белое и золотое перекинулась через таинственное озеро. Но уже в следующее мгновение приходило понимание, что это лишь свет. Бесплотный и зыбкий. Ступи на него , и темная вода поглотит тебя.
Вот подросток уже у лунного моста. Стоит. Не решается сделать шаг. И в этот миг его взгляд что-то притягивает в глубине темных вод.
Это пес. Черный худющий ньюфаундленд. Он стоит там, в другом мире, и пристально смотрит на Влада.
Все сомнения и страхи разлетелись в одну секунду, как конфетти разлетается из взорвавшейся новогодней хлопушки. Влад бросился на мост.

***

Димка стоял у кромки темной воды, у самого начала волшебного моста. На середине этого изваяния из воздуха, отблесков луны и тени он видел Влада, его друг ,улыбаясь, смотрел в темноту озера.
«Чего он там увидел?» — с беспокойством подумал Димка. Он сам видел лишь темную холодную воду.
Димка очутился здесь совершенно неожиданно. Тягучее ледяное болото отпустило его из своих железных тисков.
«Вот она волшебная сила молитвы! Даже в таком месте помогает».- пронеслось в Димкиной голове.
-Владька! Вернись! Подожди! Давай подумаем еще раз! — громко окликнул друга мальчик.
Влад резко повернулся и увидел Димку.
-Димка! Ты жив! Ну , значит, теперь все отлично. Так классно! Дим, я Сэмку вижу, смотри! Он хвостом завилял!
-Я ничего не вижу.
-И маму вижу… ,- лицо Влада резко потемнело от нахлынувшей душевной боли, — Дим, как ты думаешь, за что нам это?
-Что это?
-Ну почему мы умерли там?… Почему наши мамы должны страдать?
-Я ведь просто обычный пацан, откуда я знаю, — тихо ответил Димка.
-Прощай, друг, я ухожу. Нужно спешить. И спасибо, что не бросил, помогал. Прощай! — и с этими словами Влад шагнул в пустоту.

***

По осеннему парку плетется худой и голодный Сэм. Вдруг он видит Влада. Он видит его как-то странно, будто в дымке. Но это Влад, его любимый хозяин! И пес замирает от восторга, приподняв переднюю лапу. А потом, словно щенок, резво мчится напролом через кусты и деревья. Чутье подсказывает ему, куда надо бежать.
-Сэм! Вот дурная псина! — кричит вслед ему хозяйка, и продирается за ним сквозь ветви.
Сэм замер и смотрит. И хозяйка замерла рядом с ним. Они видят маленького пацаненка, стоящего на коленках, прямо на асфальте. Он рисует. От напряжения малыш высунул язык. А синий мелок скользит и скользит по серой поверхности дорожки. И под ним рождается корабль. Красивый. С огромным парусом. Смешной Микки Маус стоит на носу корабля и весело машет кому-то, невидимому за горизонтом. А на боку корабля из-под синего мелка возникают слова. Буквы корявые и кособокие. Одна падает, а другая, кажется, подпрыгивает вверх. Но это неважно. Потому что слова можно разобрать легко. Их два. И эти слова:
«Просто привет».
Сердце женщины останавливается на секунду, и потом разгоняется до бешеной скорости. Ведь точно такой же кораблик с Микки Маусом на носу рисовал ее пятилетний сын Влад когда-то. И тоже синим мелком… Только слов не было. А может… Может это его послание… Женщина вздрагивает всем телом и, закрыв лицо руками, тихонько плачет… Пёс тыкается носом в ее руку. Хозяйка перестает всхлипывать и смотрит на собаку:
“Сэм! Какой же ты грязный… Я совсем забросила тебя, малыш… Пошли-ка скорее домой, я тебя искупаю и причешу.”
И они идут домой в лучах ярко сияющего солнца.

***

Димка лежит на спине у костра. Все также стрекочут цикады в траве. И также сияют звезды над головой. И все еще та же самая ночь. Но только Влада нет рядом. И, наверное, никогда не будет.
Но что это? Димка чуть приподнимается на локтях, а потом встает и запрокидывает голову. Вон той звезды точно не было раньше! Он ведь помнит. Сколько ночей он провел вот так вот лежа на спине у костра. А сейчас она есть. Маленькая, но такая яркая!
«Влад…, — тихонько шепчет Димка: Может это ты теперь светишь тем, кому одиноко и плохо?»…
И звездочка будто бы моргнула Димке. А может это просто соринка попала в глаз?…

***

А где-то в другом мире черный ньюфаундленд положил передние лапы на подоконник и смотрит в ночное небо. За окном кромешная тьма. Но вдруг одна единственная звездочка все же появилась в этой полной темноте. И подмигнула псу.
А может это просто соринка попала в глаз…

Бороться до последнего

— Пусть она умрет. Пусть она скорее умрет, — бормотал мальчишка лет пятнадцати, уставившись в экран на стене, светящийся красноватым светом. Подросток сидел по-турецки на мягком бордовом ковре и, нервно теребя молнию на потрепанной черной спортивной куртке, жевал жвачку.
— Не надо так, Кир, — раздался сзади спокойный и мягкий голос.
Мальчик вздрогнул и резко развернулся к говорящему. Светловолосый, коротко стриженный молодой человек удобно устроился в мягком плюшевом кресле и доброжелательно смотрел на Кира. Красные блики, исходящие от экрана, придавали всей комнате жутковатый вид.
— Ааа. Дэннис, — как-то устало и, опустив голову, сказал Кир.
— Пойми, Кирилл, у каждого человека на земле свой путь. Нельзя ни ускорить, ни отодвинуть последний миг. И нельзя вмешиваться. Пытаясь изменить судьбу кого-либо, ты не даешь душе исполнить свое предназначение. Ты даже можешь навредить.
— Ну да… Пусть Лизка умирает в мучениях от лейкоза. Пусть страдает еще целый месяц, и придет сюда. Да какая разница сейчас или через некоторое время! Я также умирал. Я не хочу ей такого, — с горечью в голосе произнес Кир.

***

Кирилл Васильев умирал тяжело. Сначала он лежал полтора года в больнице. Целых восемнадцать месяцев! Такое даже представить невозможно. Но он представил. А началось все с обыкновенного кровотечения из носа. Кир делал упражнение по русскому языку. В задании шла речь о лесе, птичках, ручейке и других красотах природы, которые в учебном году лишь тоску навевают. И в тот момент, когда он уже собрался ставить точку в последнем предложении, у него хлынула кровь из правой ноздри. С той минуты Кира передергивало, если он слышал о лесе и чудесных голосах птичек. Кровь он с горем пополам остановил, но неприятности только начинались. На следующее утро он проснулся со страшной головной болью и слабостью во всем теле. Он ощущал себя марафонцем после дистанции. Мама сказала, что это точно грипп, и в школу он не пошел. Но это оказался не грипп, а лейкоз. Этот диагноз ему поставили в больнице после того, как он дома потерял сознание. Пошел в ванну почистить зубы, а очнулся в скорой помощи. Потом все смешалось в одну кошмарную карусель событий: анализ крови, заплаканное лицо мамы, капельницы, пункции, жидкая овсянка на завтрак и водянистое пюре на ужин. Кирилл долго не выходил в ремиссию. Его миелобластный лейкоз плохо поддавался лечению. Но светлый миг наступил. Солнечным майским утром лечащий врач мальчика, улыбаясь, сообщил ему, что он может пойти домой, долгожданная ремиссия пришла. Мама вся светилась, казалось, будто внутри у нее горели волшебные огоньки, зажженные сказочными эльфами.
И, выходя из больницы, он увидел ее. Обычная девочка, в обычном голубом платье, но ее улыбка… Именно улыбка сразила его наповал. В больнице никто так не улыбался. Мамы улыбались наигранно, врачи вежливо, а дети чаще плакали. Их взгляды встретились, и они поняли, что дружба действительно начинается с улыбки. А может быть и не только дружба…
Кирилл даже не предполагал, что с радостью будет приезжать на контрольные проверки в больницу. Он совершенно спокойно сдавал анализы и сразу мчался к Лизке — так звали девочку с улыбкой счастливой принцессы. Даже отправляясь на болезненные процедуры, она улыбалась светло и умиротворяюще. И когда Кирилл узнал, что у него сверхранний рецидив, он не испугался. Но именно в тот день, в ту секунду, когда он услышал, что болезнь вернулась, он понял — скоро конец всему. И конец его новому волшебному чувству. И Кир прекратил бороться за жизнь. Просто смирился с неизбежным. Ему говорили, что будет снова ремиссия, что ему проведут трансплантацию костного мозга, но ему уже было все равно. У него скоро не будет Лизки. Не будет ее улыбки и ее поцелуев. На время трансплантации его перевели в другое отделение, и больше в той жизни он не видел свою первую и, одновременно, последнюю любовь.
Лизка пришла проститься с ним. Он сидел на кровати в своем любимом черном потрепанном спортивном костюме, в нем он сотни раз гонял в футбол в «Прошлой» жизни. Он уговорил маму выстирать спортивную форму в семи водах и принести ее в больницу. Здесь жестко придерживались правил санитарии.
Девочка вошла и скромно присела на край постели, она первый раз пришла к нему сама. Обычно их встречи проходили в коридоре. Пустая палата, потрескивание круглых ламп дневного освещения под потолком, темнота за окнами и теплые губы Лизки… Это ощущение осталось с ним до последнего вздоха. И он забрал его с собой в другой мир.
Как он страдал во время этой трансплантации! Все сразу пошло плохо, начались осложнения, он два раза попадал в реанимацию, но его спасали, и мучения продолжались. Кира фактически непрерывно рвало, голова болела, кости ломило. В кошмарном бреду между жизнью и смертью он думал, что осложнения после пересадки костного мозга это и есть ад. Но однажды Кирилл проснулся полностью здоровым.

***

От воспоминаний Кира отвлек Дэннис, неслышно подошедший к нему и положивший руку ему на плечо:
— Главное, не навреди. Пусть все идет своим чередом.
— Послушай, если ты все так хорошо знаешь, то объясни мне, зачем вообще все эти болезни на этой дурацкой земле?! Почему одни умирают в больницах, а другие спокойно гоняют в футбол и бегают в кино по вечерам. Ни за что бы ни рождался в том проклятом мире, будь моя воля. Там большинство обречены на страдания. Нет там счастья, — произнося эту тираду, Кирилл стряхнул руку Дэнниса с плеча, встал и подошел к темному окну, задернутому оранжевой занавеской.
Дэннис тем временем снова сел в кресло, но на этот раз от его расслабленной позы не осталось и следа. Он чуть наклонил корпус вперед и скрестил руки на груди, а взгляд стал серьезным и сосредоточенным.
— Непростые вопросы задаешь. Тот мир — это первая ступенька в развитии души. Это как детский сад для ребенка. Для вас на земле все проблемы очень серьезны: отсутствие определенного количества денег, страшные неизлечимые болезни, смерть любимых людей. В детском саду детишки также расстраиваются из-за поломанной игрушки, отнятой конфеты и отсутствия мамы.
— Полный бред! Я не знаю, из каких эфемерных миров ты. Но сравнивать неизлечимую болезнь с отнятой конфетой… Да ты… — Кир просто кипел от ярости, его руки лихорадочно комкали ни в чем неповинную штору.
— Ччч, — примирительно сказал Дэннис, поднимая руки в успокоительном жесте, — ты же сам попросил, я объясняю. Душа бессмертна, и она должна всегда расти. На земле вам даны испытания для этого роста. В итоге все умирают рано или поздно, но вот в каком состоянии будет душа — полностью зависит от человека. Сравнение жизни с детским садом жестковато, конечно, но верно. Проблемы, которые происходят в детском саду, также ничтожны для взрослого человека, как и проблемы в жизни, в сравнении с вечностью. Пока болезнь еще свежа в твоей памяти, но пройдет время, и ты будешь вспоминать о ней с такой же улыбкой, как и о конфете, которую у тебя отняли в детстве. Но, Кир, бороться надо всегда. Даже когда ты обречен. Всегда, понимаешь? Душа растет и очищается в борьбе. Ты опустил руки, ты сдался. Не тяни за собой Лизу, она сильнее. И даже если она проиграет схватку за жизнь, ей здесь откроется больше возможностей, чем тебе.
Дэннис встал с кресла, сделал шаг к стене и стал растворяться в красном сумраке комнаты.
— Не мешай Лизе бороться, не зови ее. У нее свой путь,- слова, произнесенные на прощание, растворились в воздухе, как и сам незваный гость.
Кир вздохнул и снова уселся на пол перед экраном.
«Кто же этот странный Дэннис… На ангела не похож… Но явно его наставник здесь. Ну и черт с ним. Он не будет звать Лизку, а просто посмотрит на нее»…

Ночник в виде котёнка освещал больничный бокс, на постели лежала бледная девочка. Но она не улыбалась, как привык видеть Кир. На губах виднелись корочки запекшейся крови (она кусала их от боли — сразу понял Кирилл), щеки ввалились, безволосая голова, прозрачная кожа рук — ее вид в подростке вызвал острое чувство жалости и желание облегчить страдания.
«Она все равно умрет. Только промучается еще», тоскливо подумал Кир и мысленно сказал Лизе: «Смерти нет, мне здесь хорошо, не бойся».
Веки без ресниц дрогнули, и девочка открыла глаза, уставившись испуганным взглядом в полумрак.

***

Когда Кир проснулся в новом мире, он даже не понял, что произошло. Ему сразу же захотелось вскочить и помчаться на улицу, где, как он точно знал, его давно ждали мальчишки, чтобы погонять мяч. Футбол Кирилл обожал с раннего детства. Как только он видел мячик, сразу начинал его пинать. Потом спортивная секция, соревнования и сборы. Футбол он любил больше всего на свете. И находясь в больнице, он очень страдал без друзей по команде, без криков: «Гооол!» — и, главное, без мяча. Мама даже принесла ему футбольный мяч в палату, но это лишь испортило Кириллу настроение, тоска по прошлому захлестнула его. А здесь, в новом мире, его мечта сбылась. Игра захватывала подростка с утра до вечера. Он прибегал домой только поесть и поспать. Горячий ужин всегда ждал его на столе. А когда Кир хотел покататься на лыжах, он просто надевал легкую зимнюю куртку, брал лыжи и выходил на улицу. И даже не удивлялся тому, что только что во дворе стоял теплый летний вечер, а через пару минут он делал шаг в свежее морозное утро. В этой вселенной мечты сбывались, как по волшебству. Однажды с пацанами они отправились на конную прогулку. На том свете Кирилл даже сидеть верхом не умел, а на этом он летел галопом, спокойно перемахивал на своем вороном коне через овраги и наслаждался ощущением свободы, мчась в открытом поле и любуясь лучами заходящего солнца. Именно на этой прогулке он впервые и повстречал Дэнниса. Ребята остановились на привал возле кристально чистого ручья. Мальчишки разбрелись в поисках хвороста для костра, а Кир остался с лошадьми. Молодой человек возник ниоткуда. Просто Кирилл вдруг увидел его сидящим у воды и пристально смотрящим на него.
— Привет. Я Дэннис. Если будут вопросы, мысленно позови меня, и я приду. Я вижу, тебе здесь хорошо?
— Кто ты и откуда? — растерянно спросил мальчик.
— Друг. Просто друг, — с легкой улыбкой ответил парень.
— Эй! Кирюха! Мой Султан уже в лес потопал, куда ты смотришь? — задорно и совсем без упрека воскликнул один из пацанов, вышедший как раз в этот момент из леса.
Кирилл обернулся и увидел Султана — огненно рыжего коня, который действительно собрался улизнуть с места привала. Про Дэнниса он сразу забыл. Не до него стало. Развели костер, привязали лошадей и стали мечтать о приключениях. Двенадцатилетний Леха, который проснулся в горящем доме и, вместо того, чтобы ползти к двери, с испугу забрался под кровать, мечтал попасть в сказку, где водятся драконы и сражаться с этаким чудовищем, чтобы спасти всех. А белокурый красавчик Мишка хотел космических войн. Он командир военного звездного корабля, и его ждут умопомрачительные приключения. Мишка оказался здесь потому, что замерз в лесу. Он не хотел в этот мир, но сломался, опустил руки и перестал искать пути к спасению. А если бы он продержался еще час, его нашла бы группа спасателей. Только лишь час… Но Мишка не знал об этом, он уже попал сюда.
Сказочные фантазии пацанов почему-то не сбывались, они оставались обычными ребятами, не превращаясь в рыцарей и капитанов межпланетных кораблей. Правда, этот факт их мало волновал, ведь на рыбалке попадались огромные рыбины, на каруселях можно кататься хоть целый день, и только от одной мысли меняются времена года.
Кирилл обожал лежать дома на диване и смотреть разные фильмы. Здесь жизнь текла, как на самых необычных каникулах. Любые развлечения и ни одного взрослого. Вот и сейчас, взяв стакан ледяной фанты и пакет с чипсами, он устроился перед экраном на стене.
— Лиза, к доске, — сказала молоденькая учительница, строго глядя на притихший класс. Симпатичная девочка в голубом платье встала из-за парты…
И будто молния озарила мозг подростка. Перед глазами ярко встал образ другой Лизы — девочки с улыбкой принцессы.
— Черт, черт, черт, — воскликнул Кир, вскакивая с дивана и взмахом руки останавливая фильм. Попав в этот мир, он будто уехал отдыхать на курорт. Футбол, костры, рыбалка — все это отодвинуло на задний план события, произошедшие в больнице.
— Короткая же у меня память, — с горечью думал мальчик: стоило стать счастливым, и все забыл. И маму забыл. И папу, и братишек. У них же там горе, а я верхом катаюсь и налыжах бегаю, — и не в силах сдерживать слезы, он заплакал.
Дэннис пришел без зова. Кир ощутил, что кто-то положил ему руку на плечо.
— Ну не реви. Взгляни на экран, — мягко сказал его гость.
Кир послушно взглянул. Парень в военной форме что-то весело говорил своим товарищам-курсантам.
— Это… Мой брат? — повернувшись к молодому человеку, спросил Кирилл.
— Да, это твой младший братишка десять лет спустя. А вот и средний — двадцать лет спустя.
На экране возникла другая картинка. Мужчина лет тридцати играет в машинки со смеющимся малышом.
— Кир, лови джип, — задорно говорит мужчина, а ребенок смеется и хватает маленькой ручкой красную машинку.
Экран темнеет, а мальчик в другой вселенной снова плачет. Но это уже слезы радости.
— А мама и папа?
— Они тоже будут счастливы.
И Кирилл видит большой праздничный стол, а за ним постаревших, но веселых родителей, взрослых братьев с женами и пятерых племянников.
«Наверное, это уже тридцать лет спустя», — улыбаясь и вытирая последние слезы, думает Кир.
— А Лизка? — с замиранием сердца спрашивает мальчик.
-Ее будущее от меня скрыто. Пока оно неопределенно. Ты можешь увидеть ее в настоящем.
И Кир видит. Он видит ее в больничном холле на диване. Видит процедуры, которые ей делают. Видит ее полные боли глаза.
А Дэннис видит страдание у мальчика на лице.
— Она настоящий борец. Она цепляется за жизнь изо всех сил, — говорит Дэннис, и экран гаснет.
Но Кир не слышит слов молодого человека и не замечает, что изображение исчезло. Перед его внутренним взором стоит хрупкая фигурка девочки, облокотившейся на больничный подоконник. Вот Лизка отворачивается от темного окна, и весь ее облик выражает безысходность и горе.

***

После этого случая Кирилл стал мечтать. Он мечтал о том, как Лизка придет в этот мир. И он страстно желал этого. Часть его души кричала, что нельзя желать смерти любимому человеку. А другая часть хладнокровно говорила: «Это же не смерть в том смысле, в котором ее понимают люди, это избавление от мучений и новая прекрасная беззаботная жизнь». Он представлял, как они будут вместе бродить по лесу, ездить верхом, смотреть кино и… И целоваться под звездами.
И однажды он решился. Сел по-турецки напротив экрана и, вложив всего себя в одну мысль, воззвал, не зная к кому:
«Я хочу увидеть ее… Пожалуйста»…
Комната наполнилась красноватым светом, и он увидел девочку в больничном боксе.
А потом явился Дэннис, прочитал лекцию о смысле жизни и ушел, оставив Кира наедине с его мыслями.

***

Лизе показалось, что она видела Кирилла. Девочка очень хотела жить, но все чаще и чаще в ее мозгу мелькала мысль о смерти. Смерть — это уход от боли и страданий. Это небытие. А может и правда есть другая жизнь? Тогда совершенно нечего бояться. И лучше побыстрее шагнуть за грань этого мира. И вот сейчас, когда она на долю секунды увидела своего больничного друга, она восприняла это, как зов с того света. Каждый человек прекрасно знает, что бывает, когда тебя позовет умерший. Лиза уткнулась в подушку и заплакала. Мысленно она увидела свою квартиру. Пушистого кота Мерлина, любившего валяться на пледе. Младшего братишку, который часто раздражал ее своими приставаниями поиграть. Теперь она отдала бы полжизни, чтобы вернуть это чудесное время. И готова хоть целый день катать машинки и собирать лего. Верно говорят, что имеем не храним… Лиза прекратила плакать и с трудом села на кровати. Сумрак окружал девочку. Он давил на нее.
«Нельзя сомневаться. Надо все прекратить немедленно. Он позвал, значит, смерть близко», — так думала Лиза, вставая с кровати и делая шаг по направлению к окну.

***

Кирилл понял, что все пошло совсем не так, когда девочка распахнула окно и перевесилась через подоконник, глядя в темноту с высоты четырнадцатого этажа. Кир смог посмотреть вниз вместе с Лизой. И к своему ужасу подросток увидел за окном не только темноту, он увидел безысходность и обреченность. Его взор миновал грани между мирами, и он со всей ясностью понял, что ждет его подругу. Пустая темная одиночка, и та же болезнь, съедающая ее заживо… Но только спасения уже не будет. И никто не придет. Вечное одиночество и вечное умирание от лейкоза… Умышленно прерывая свою жизнь, человек получает то, отчего бежал.
Кир отшатнулся от экрана.
— Господи… Неужели это все из-за меня… — мальчика трясло.

***

В коридоре хлопнула дверь. Лиза вздрогнула.
«Пора. Вдруг медсестра зайдет в бокс», — девочка, вцепившись руками в оконную раму, встала на подоконнике. Ей хотелось в прямом смысле шагнуть в вечность.

***

— Дэннис! Пожалуйста… Помоги… Я совершил ошибку! Пожалуйста… — воскликнул Кир, не отводя взгляда от застывшей в оконном проеме фигурки.
— Я здесь, — раздалось за спиной у мальчика.

***

Лиза набрала полную грудь воздуха, чтобы решиться на последний шаг в жизни.

***

— Дэннис… Все, что угодно… Спаси ее! Прошу… Я не знал… Не думал…
— Я не в силах ее спасти, — грустно и совершенно спокойно ответил молодой человек, -За свои ошибки каждый должен платить сам. И есть лишь один способ все исправить. Ты должен вернуться в тот мир. Ты не поможешь Лизе стать здоровой, вы вообще скорее всего даже не встретитесь, но своим поступком ты искупишь вину вмешательства в жизнь живых. Лиза не шагнет вниз…

***

У Лизы сильно закружилась голова. И снова воспоминания «Прошлой жизни» нахлынули на нее. Вот она еще совершенно здоровая плетется в школу, мечтая, чтобы хоть месяц посидеть дома, забыть про этот дурацкий английский и математичку с ее вечными придирками.
И здесь, стоя на подоконнике, ей хочется заплакать. Ведь эта ее глупая мечта сбылась. Она и правда забыла и об английском, и о математичке, и о нормальной жизни вообще. Девочка берет себя в руки и поднимает ногу для последнего шага.

***

— Туда? Назад в тот проклятый мир? Но я же умер… Это невозможно!
— Кирилл, у тебя нет времени на рассуждения. Зато есть шанс совершить вторую ошибку, — спокойно говорит Дэннис, — Ты готов вернуться? Да или нет?
— Да! Да! Да! — кричит Кир, и его накрывает мрак.

***

Вдруг из темноты перед глазами девочки проступает лицо мамы. Грустное и такое родное. Ноги у Лизы подгибаются и она, чудом не падая вниз, съеживается на подоконнике и, уткнувшись в ладони, рыдает… Она не оставит маму, она будет бороться!

И в те же самые минуты, когда хрупкая телом, но сильная духом девочка плачет на высоте четырнадцатого этажа, где-то в огромном мире происходит другое очень важное событие.
Молодой человек тихонько отстраняется от своей любимой. Она уже почти уснула, и он не хочет ей мешать. День прошел бурно и радостно. В этот день они стали мужем и женой. И сейчас, после не менее бурной ночи, оба засыпают, еще не зная о том, что через девять месяцев у них родится мальчик.

Если Вы разделяете деятельность ЛМО "Мир творчества, поддержите наш проект!
Благодаря Вашей помощи, мы воплотим в жизнь мечты ещё многих талантливых авторов!

Похожие записи


Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

top