search
top

Марк Кантуров — рассказы о чудесах, неизведанных существах и самых важных в мире вещах.

Здравствуйте! Представить нашего нового автора мне хочется словами одного мудреца, которого спросили, что его больше всего изумляет? Он ответил: «Человек. Вначале он жертвует своим здоровьем для того, чтобы заработать деньги. Потом он тратит деньги на восстановление здоровья. Он живет так, как будто никогда не умрет, а умирая, сожалеет о том, что не жил». Ведь действительно, в потоке суетливых дней мы нередко  не замечаем того, что творится вокруг нас. А вокруг нас творятся необъяснимые вещи, даже самые невероятные Чудеса! Нужно только поверить!  Марк Кантуров познакомит нас с тем миром, который скрыт от наших глаз плотной завесой скептицизма, рационализма и «взрослости». С  миром сказки, который так тонко сплелся с реальностью, что уже не найти границы, и разъединить их невозможно не повредив целостности.

«Меня зовут Марк, и вся моя жизнь связана со словами. Я всегда любил слова — как читать, так и складывать. И профессия моя тоже связана со словами: я специалист книжного дела и филолог. Я пишу и стихи, и прозу. Стихи для меня всегда были в первую очередь способом выражать эмоции, поэтому больше всего я увлекался этим в мятежной юности, а сейчас пишу от случая к случаю. Проза сейчас привлекает меня больше. Я всегда любил мифологию, поэтому основная часть моих текстов — это различного рода стилизации под сказки, легенды, мифы выдуманных народов; пишу я также рассказы в духе магического реализма и городского фэнтези. 
Пишу сколько себя помню, но всегда это было для меня скорее внутренним делом. Поэтому я не особо интересовался публикациями и вполне довольствовался тем, что публиковал свои тексты в сетевых дневниках. В 2008 году под псевдонимом выиграл конкурс «Пролёт фантазии», опубликовался в сборнике и на этом успокоился. В этом, 2018, году вошёл в десятку лучших поэтов своего города на конкурсе международного поэтического фестиваля «Всем Поэзии». Но отношение к этому всему у меня сложное. Хотя, конечно, я хотел бы, чтобы меня читали, и радуюсь, когда у меня появляются читатели. Сейчас я веду группу Sandmann Haus (https://vk.com/sandmannhaus), где выкладываю маленькие тексты и некоторые стихи, и планирую издать книжку со своими ранними текстами, чтобы таким образом отдать дань значимому периоду моей жизни».

                                                                                     *   *   *

— Хочу кофе, хочу кофе, умираю-не-могу! — пропел Василий, сбегая по ступенькам. Пары закончились, и сейчас у кофейного автомата выстроится очередь. Чем быстрее будешь, тем меньше придётся стоять. Однако перед Васькой всё равно оказалось человек шесть: видимо, кого-то пораньше с пар отпустили. 

Где бы ни появлялся Василий, рядом с ним оказывался кофейный автомат. Не то чтобы прямо рядом, конечно, но в шаговой доступности. Поскольку на данном этапе своей жизни он значительную часть времени проводил в универе, автомат тоже оказывался здесь: под лестницей, неподалёку от банкоматов. Когда Васи в универе не было, автомат, само собой, исчезал тоже. Как ни странно, это никого не удивляло. Никто, наверное, даже не замечал закономерности. 

В кофейном автомате Василия водились не просто эспрессо да американо неизвестного качества. Во-первых, он варил хороший кофе. Во-вторых, он варил самый разный кофе. Многое, конечно, зависело от человека: каждому страждущему автомат предлагал разное меню. У самого Василия это определялось настроением. Вот сейчас он, например, серьёзно задумался над выбором между кофе с розовой водой и латте с можжевельником. В прошлый раз был классный кедровый раф, но в этот он почему-то не выпал. А так здорово было наблюдать, как сверху в стаканчик сыплются орешки. 

Отдав в итоге предпочтение кофе с розовой водой, Васька сделал молодецкий глоток и почувствовал, как ликуют вкусовые сосочки. Жизнь сразу стала казаться лучше. Можно было идти домой, но он решил ещё немного задержаться, чтобы все выстроившиеся в очередь кофеманы успели получить свою порцию зелья. А то уйдёт Василий — и кофейный автомат за ним пропадёт, объявится снова где-нибудь в ТЦ или на остановке. Раз уж ты в некотором роде дух кофейного автомата, позаботься о других. К тому же, наблюдать за тем, как разглаживаются лбы и расцветают на лицах улыбки, было приятно. Такой уж у Васьки был кофе — гарантированно повышал настроение. 

Самое смешное, что сам по себе Василий варить кофе не умел. Вечно получалась какая-то бурда. Но зачем варить, если можно просто выскочить из подъезда, завернуть за угол — а автомат уже тут как тут, и там обязательно окажется то, что ты хочешь. 

Вот все студенты получили свою порцию радости, можно и домой. Пару остановок Васька прошёл пешком, на третьей остановился, решил дождаться автобуса. Ну и на людей посмотреть, которые на его кофейный автомат наткнутся. 

Кофеманов Василий чуял издалека. Иногда, бывало, просто шёл по улице и – хоп! – сразу видел: вот этому человеку срочно нужен стаканчик кофе. И действительно, через несколько минут человек, оглядываясь, вдруг замечал его кофейный автомат, ну а дальше в дело вступало волшебство напитка. Васька из-за этого полюбил гулять по улицам: скорая кофейная помощь должна быть в доступности по максимуму. 

Вот, например, идёт парочка; вид у обоих несчастный, за руки не держатся. Останавливаются попить кофе: она берёт с кардамоном и корицей, а он – мокко, и чтобы шоколада побольше, и ещё шапку сливок сверху. Ещё когда выбирали, улыбаться стали, а попробовали — вот уже и пальцами переплелись, и вообще приободрились. Какие бы у них там ни были трудности — справятся. 

Или вот бизнесмен из машины выскакивает, хлопнув дверцей, мобильник к уху прижимает. Вид у него замученный, словно собирался сдохнуть ещё два дня назад, а никак не отпускают. Этот выбрал ристретто: Васька вообще первый раз человека видит, чтоб это пил, а вот поди ж ты. И ведь впрок пошло: и щёки порозовели, и в глазах уже не такая лютая тоска, и даже мобильник свой от уха оторвал. Очень нужна была человеку энергия. 

Стоит Василий, смотрит по сторонам, пытается угадать, кому какой кофе может понадобиться. И вдруг поймал взглядом взгляд. Смотрит на него парень, кудри у парня тёмные, а глаза невозможно синие. Вроде на стаканчик кофе его смотрит. 
Если подождать две минуты, он и сам автомат заметит. Но Васька не хочет, чтобы всё шло по привычной схеме. А то вот возьмёт он себе какой-нибудь лавандовый или там с перцем чили — и уйдёт, и всё на этом. Так что Василий подходит ближе и торжественно сообщает: 
— А я знаю, где можно взять хороший кофе. 
Парень поднимает на него свои синие глаза, улыбается широко: 
— А я знаю, где можно взять к нему пончики. 
И показывает на маленькую пончиковую, которой Васька здесь никогда не видел. 

 

                                                                                  *   *   *

Алисе пришла СМС, что заказанные книжки доставлены. До пункта выдачи от её дома идти пятнадцать минут, и Алиса выскакивает из дому. В новых синих ботиночках походка её особенно легка, ей хочется даже подпрыгивать. В заказе «Среди троллей и эльфов», и наконец-то она посмотрит на иллюстрации Бауэра вживую, а что-нибудь даже перерисует. У Алисы рыжая вязаная шапка с лисьей мордой и лисьими ушками, разноцветный пуховик, а рюкзак за плечами весь в значках. На улице тепло и пасмурно, а внутри у Алисы солнечно. Из-под шапки выбивается синяя прядь. Воздух пахнет весной.
Алек возвращается от психотерапевта. Встреча не принесла ему облегчения: он по-прежнему не чувствует себя живым. Подтаявший снег под ногами превращается в серую кашу, реагенты в ней наверняка портят ботинки. Алек идёт быстрым шагом, ссутулившись, заткнув уши плеером и почти не смотря в лица людей. На нём чёрное пальто и чёрная шляпа. Дома Алека ждёт работа, которую ему совершенно не хочется делать, но делать надо, потому что иначе придётся работать в субботу, и тогда он опять не отдохнёт. В ушах играет Paint in black.
Через несколько мгновений их траектории пересекаются. Алек замечает Алису и думает: «Яркая». Алиса видит Алека и думает: «Ух ты, человек в шляпе!»
Ещё через мгновение траектории расходятся. Алиса торопится в пункт выдачи заказов. Алек идёт домой. С каждой секундой они становятся всё дальше и дальше друг от друга.
Каждый день по улице проходят сотни и тысячи людей. Это лишь двое из многих.

 

                                                                                  *   *   * 

Он называл себя Передышкой, хотя некоторые именовали его более нелестными именами, среди которых фигурировали Трясина и новомодное, многосложное слово Прокрастинация. Впрочем, имена были не важны; так, дань уважения людям, которые очень любят всё называть. Сидел на фонаре у станции метро, смотрел на спешащий поток людей. С работы, на работу, лица хмурые и сосредоточенные, челюсти плотно стиснуты, шаг ускорен. Торопись, а то опоздаешь! Степень твоего благополучия измеряется количеством сделанных за день дел! Люди — такие забавные машинки; несутся по дороге жизни, стараясь разогнаться как можно сильнее и занять козырный центральный ряд, а точка назначения у всех одна, и на самом деле к ней никто не стремится. Плотное скопление людей внизу прекрасно это иллюстрировало. Передышка обожал за ними наблюдать.
Чем же ему заняться сегодня — совращать или мотивировать? Пожалуй, совращать. Для мотивирования он выбрал не тот наблюдательный пункт: здесь все и так мотивированы по самое не могу. Прищурив глаза цвета пыли, Передышка вгляделся в толпу, выбирая, с кем бы ему наладить близкий контакт. От богатого выбора даже несколько растерялся. Даже определять, кому ты нужнее, бесполезно: у половины интенсивность движения обещает в будущем не инфаркт, так выгорание. Притормозите, милые, притормозите!
В итоге ткнул пальцем почти наугад. Очень деловая девушка, зовут Марина; отработала в своём кол-центре, теперь спешит на встречу с клиентом в коворкинге (она репетитор по английскому), после этого ей на йогу, а дома ждёт недосмотренный вебинар по изучению испанского, некормленый кот и шторы, которые надо постирать. Завтра у Марины урок танго, послезавтра — публичная лекция о квантовой физике, а суббота освободилась, преподаватель по гитаре отправился в отпуск. Марина судорожно решает, чем забить освободившееся время. Пойти на курсы макияжа или на открытый урок по контемпорари? Или плюнуть на всё и засесть дома, доделать домашку на курсы по веб-дизайну, а то вчера не смогла уложиться в норму и теперь выбилась из графика?
— Может быть, не делать ничего? — вкрадчиво шепчет Передышка, пристраиваясь у неё за спиной и обнимая за плечи мягкими пальцами. Плечи у Марины напряжённые, всё тело — как натянутая струна, злой пульс беспокойства заставляет её всё ускорять и ускорять темп. Она даже не замечает, что задыхается, потому что идёт слишком быстро. Отдыхать ей нельзя. Стоит только остановиться — и сразу превратится в клушу, а жизнь так и пройдёт мимо. Нужно использовать время с умом!
— Жизнь и так проходит мимо, — нежно мурлычет Передышка, поглаживая Марину по плечам, чтобы вернуть ей ощущение собственного тела. — Вот куда ты бежишь? Смотри, как в витрине отражается свет. А какой у этой скамейки забавный изгиб. Хочешь тут посидеть со стаканчиком кофе?
Марина смотрит на часы и прибавляет шаг. Не дай бог опоздает на встречу с клиентом! Передышка заходит вместе с ней в коворкинг, обращает её внимание на то, какие мягкие кресла в общем зале и как было бы здорово сесть в них и целый час просто ничего не делать. Мысль эта даже кажется Марине чем-то привлекательной, но тут приходит Виталик, так что она концентрируется на занятии. Проходит оно не очень хорошо: заготовленные примеры то и дело вылетают из головы.
— Это потому, что твой мозг перегружен, — говорит Передышка.
«Расслаблюсь на йоге», — думает Марина, отлично зная, что это не так. На йоге она будет думать о вебинаре и о домашке по веб-дизайну, да и растяжка даётся ей тяжело.
Передышка размышляет, не применить ли более тяжёлую артиллерию. Например, проблемы с мышлением. Или болезнь. Обычно это заставляет людей притормозить. Но торопиться ему не хочется. Пока что он не теряет надежды воззвать к гласу разума, или, вернее, к тому живому, что в Марине есть.
Когда Виталик уходит, Марина закрывает лицо ладонями, ложится на стол и лежит так некоторое время. Ей кажется, что она что-то забыла, но она никак не может вспомнить, что.
— А может, ну её, эту йогу? — искушает Передышка, обнимая её тёплым коконом. — Возьми да прогуляй.
«Заплачено же», — думает Марина.
— Будешь истязать себя за свои же деньги? Ты же на самом деле не хочешь туда идти.
«Не хочу», — думает Марина. Может, она и правда слишком загналась? Её жизнь заполнена кучей вроде бы интересных занятий, но разве она получает от них удовольствие?
«А чего я хочу?» — растерянно думает она.
— Ты хочешь спать. Валяться в постели целый день. Забить на все обязательства. Просто взять и отдохнуть.
И Марина понимает, что именно да, этого она и хочет.
Передышка гуляет с ней по городу вместо йоги и провожает до дома, где они смотрят сериал вместо вебинара по испанскому. Он знает, что это ненадолго. Уже завтра Марина начнёт тревожиться, что «ничего не делает». И, скорее всего, снова попадёт в свою колею. Нужно будет навещать её время от времени.
Но пока она спит. А Передышка вновь выходит на улицы города. Чем заняться сейчас? Пожалуй, стоит навестить Антона. После увольнения он уже пять месяцев торчит на обочине жизни и ничего не делает. Пора выходить на дорогу.

P.S.  А случались ли с вами удивительные и необъяснимые вещи? Если да, пишите в комментариях вместе с отзывами на замечательные мудрые сказки!

Если Вы разделяете деятельность ЛМО "Мир творчества, поддержите наш проект!
Благодаря Вашей помощи, мы воплотим в жизнь мечты ещё многих талантливых авторов!

Похожие записи


Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

top