search
top

Когда стихи, как кружева из слов

Любой человек талантлив. Мы приходим в этот мир с огромным потенциалом латентных способностей. Окружающая среда, воспитание, круг интересов и знакомств со временем формируют из нас творческую личность. Я считаю, что бесталанных людей в принципе не бывает. Может, кто-то и не сочтет за талант умение сантехника так прочистить трубы, что те начнут удовлетворенно журчать водой на мотив из «Травиатты», однако это однозначно результат вдохновенной и творческой работы не только рук, но и мыслей.

А любая творческая личность формируется и развивается на протяжении всей своей жизни. Если однажды поэт или музыкант чувствует, что ему больше некуда стремиться, что совершенство достигнуто, то он перестает быть творцом и становится простым ремесленником. Тем, кто умело, качественно и споро выполняет любое задание. Его не пугают трудности и не надоедают однообразные повторения. Вот только искра угасла, и шедевры получаются без души.

На своем пути человек ищущий и одаренный встречает множество достойных восхищения и преклонения фигур. Авторов, достигших если не совершенства, то хотя бы таких высот, к которым и ему хотелось бы воспарить. Иногда такая встреча становится непреодолимым искушением, ведь так хочется воспользоваться опытом и стилем того, кто вызывает в нас столь яркие и горячие чувства! И тогда появляются на свет стихи-подражания. Или творчество вполне самобытного автора становится чем-то неуловимо похоже на того, кто занимает помыслы и устремления сочинителя.

Вот и меня не минула чаша сия. Причем, не могу пожаловаться, что это — плохо. Нет, это прекрасно! Ведь проникаясь творчеством, образами, идеями другого человека, вчувствовавшись в его строки, мы сами становимся духовно и эмоционально богаче. Моя признательность и благодарность к Олегу Ладыженскому — современному харьковскому писателю фантасту (дуэт Г. Л. Олди) и замечательному поэту поистине безгранична.

Именно его искусное мастерство владения словом, умение так тонко, ненавязчиво и вместе с тем изящно жонглировать рифмами и выдерживать строгий, чеканный ритм, впервые заставили меня посмотреть на свои стихи иначе, чем на простые «мысли вслух о сокровенном». Я начала осознавать, насколько важно и нужно уравновешивать форму и содержание; как полезно придавать своим рифмоплетским попыткам не только глубинную содержательную и чувственную окраску, но и внешний лоск.

Благодаря стихам Ладыженского, я рискнула на первые в своей жизни поэтические эксперименты. Сначала это и правда было больше похоже на имитацию. Однако со временем, проникнувшись его стихами настолько, что они стали звучать, как мои собственные, у меня получилось писать по-своему. И вместе с тем — с намеком на сходство с Олегом Семеновичем.

Будучи по своей натуре скептиком и романтиком одновременно, я уверена в том, что научить человека писать стихи почти невозожно. Для этого нужно стечение слишком многих обстоятельств. Тем не менее, Олег Ладыженский стал моим Учителем стихосложения. И не сказать ему за это большое человеческое спасибо было бы подлинным свинством с моей стороны. С Олега Семеновича начались мои поначалу робкие, а затем все более самоуверенные сравнения, использование «одушевления» явлений и
сущностей, к этому — по большому счету — абсолютно не предназначенных.

Сентябрь вконец распоясался, искренне полагая себя гулякой-октябрем, ухарем «бабьего лета»: все дорожки были щедро засеяны палой листвой. Золота под ноги! червонного! и все бабы – мои! Даже вязь паутинок дрогнула в воздухе чудо-маревом; скользнула по лицу, защекотала и исчезла, как не бывало. Впрочем, ослепительно-голубое небо еще напоминало о жарком, слишком жарком лете, когда селяне всем обществом устраивали «Дождевые моления».

(Г. Л. Олди «Маг в законе» Т. 2)

Ну, разве можно устоять перед сочностью, живостью и завораживающей магией этого языка? Конечно, захочется хотя бы попробовать повторить. И я пробовала раз за разом. До тех пор, пока не начало получаться.

Забей — богатое воображение делает охотничью стойку. Ноздри трепещут, в глазах — азарт ищейки, напавшей на след преступника. Уши подрагивают, хвост нервно прижат. Серая шерсть на холке встала дыбом. Картина «волкодав учуял добычу». И он своего не упустит.

Забей — и неуемная фантазия представляет на суд придирчивого зрителя умопомрачительную картинку. В руке — молоток. В моей, между прочим, руке. Руки с обкусанными ногтями. На приличный маникюр, как всегда, не хватает времени. И на клавиатуре работать не удобно. А молоток такой солидный… Настоящий молоток. С деревянной ручкой, отполированной тысячами прикосновений. Потемневшее дерево с прожилками и разводами. Если хорошенько присмотреться и не обращать внимания на запах солярки, которым разит от ремонтного инструмента, можно убедить себя, что рисунок линий даже красивый. Увесистый, гад. Но его уверенная в себе тяжесть приятно оттягивает кисть. Темный метал и хромированая вставка посередине — там, где обух крепится к к головке.

Забей! И этот чудо-молоток опускается на ни в чем неповинную шляпку серебряного гвоздя. Почему серебряного? Не знаю. Так решило мое воображение. Хорошо еще, что не в осиновый гроб приходится его забивать. Удар!.. Бдзинь… Погнутый, искореженный гвоздь падает на пол. Забить не получилось, прости.

Забей — и перед моим мысленным взором разворачивается трехмерная проекция хоккейного поля. Сверкает лед, приятный холодок пощипывает кончики пальцев. Острые лезвия коньков с приятным шелестом взрезают полупрозрачную поверхность катка. Красные и синие полосы разметки отсюда — с близкого расстояния — кажутся слегка расплывшимися. Но это, конечно, не так.

Мощные рекламные щиты пестрят разноцветьем красок. Желтые, зеленые, оранжевые, сиреневые, белые… С красивыми эмблемами и строгими номерами телефонов — они выглядят особенно эффектно в контрасте с белоснежным царством холода. На трибунах колышется море голов. Взмывают в воздух полотнища флагов и ярких растяжек. Плещутся в руках фанатские шарфики, и многоголосый шум больно давит на уши.

«За-бей! за-бей! За-бей!» — скандируют они. И крошечная на этом огромном ледовом поле темно-коричневая точка с бешенной скоростью отправляется в полет. «Ша-а-айба!» — орут ошалевшие от восторга фанаты. Свисток… Разочарованный гул потревоженного пчелиного улья — мимо.

Забей — и в моем мозгу слово рассыпается на пригоршню букв. «з», «а», «б», «е», «й»… Смешной детский пазл, головоломка. Наивный ребус-анаграмма. Воспоминание из детства…

Голубая железная доска, расчерченная красно-коричневой краской. Ряды ячеек, в которых, как по линейке, выстроились вышколеные воины алфавита — белые кусочки бумаги с черными жучками букв, пришпиленные к темно-синим магнитам. Заглавная, прописная… Детская ручонка тянется к знакомым символам. Осторожно отрывает от привычного места. Так удивительно и приятно: чувствуется легкое сопротивление, когда отнимаешь магнитик от металла. Невольно хочется растянуть это странное удовольствие. Подольше ощущать робкое, но настойчивое притяжение, которому можно положить конец одним резким движением.

«За»… Ребенок задумывается. Кусает себя за палец. Затем снова тянется к покорно ожидающему алфавиту. Это Вам не слово «вечность» из льдинок выкладывать. Тут творческий подход необходим! И, наконец, через пробел появляются еще три буквы: «бей».

За бей! За кого бить? Зачем бить? За какие пригрешения? Нет ответов. Сплошная череда вопросительных знаков, похожих на изогнутый, искореженный серебряный гвоздь.

(C) Svetlada

Низкий поклон Вам, Олег Семенович! За науку, за пример и за ощущение целеустремленности. Я, как выпущенная из тугого лука стрела, несусь вперед, к цели; к крошечной, как глазок, черной точки мишени. И воздух звенит от напряжения. Свистит в ушах отголосками сотен тысяч слов, которых я еще не заплела в кружевной узор своих стихов. Тех стихов, которые смогут оказаться достойными печати на одной странице с Вами.

Закат распускался персидской сиренью –
О, час волшебства!
И шкуру оленью, испачкана тенью,
Надела листва.
Река истекала таинственной ленью…

…пустые слова.

(C) О. Ладыженский

Если Вы разделяете деятельность ЛМО "Мир творчества, поддержите наш проект!
Благодаря Вашей помощи, мы воплотим в жизнь мечты ещё многих талантливых авторов!

Похожие записи


Комментарии:

4 комментария to “Когда стихи, как кружева из слов”

  1. ++Аргунов Артём:

    Свет, полностью с тобой согласен: у каждого из нас есть те или иные таланты, и талант вовсе не обязательно может быть связан с искусством.

    Что до вопроса о том, можно ли научить человека писать стихи: я думаю, что хорошо писать сможет лишь тот, у кого есть талант поэта. Если этот талант где-то глубоко сокрыт, то курсы поэзии могут помочь человеку раскрыть его, как бы вывести наружу. Но если таланта нет, то хоть тысячу курсов ты изучи, хоть все техники освой, твои стихи всё одно останутся мёртвыми, бездушными…

    Что до подражания или следованию чьему-либо стилю, интересная мысль вот возникла: безусловно, подражая великим поэтам, — особенно ныне здравствующим, — мы занимаемся как бы плагиатом. Естественно, если это подражание всецелое, слепое, т.е. мы лишь подражаем, не привнося ничего своего личного, сугубо авторского. И такое подражание вряд ли можно отнести к положительным явлениям. А вот если мы берём за основу наработки великого поэта, которого уже с нами, к сожалению, нет, да ещё где-то привносим что-то своё, сугубо личное, то это ведь скорее можно назвать продолжательством, нежели плагиатом. Мы получаемся как бы последователями того или иного стиля.

    В прочем, если поэт и ныне здравствующий, тоже. Главное: не слепо копировать всё и вся, но пытаться что-то своё привнести, где-то что-то изменить, возможно, даже улучшить, усовершенствовать, и тогда, мне думается, всё будет совсем иную окраску иметь.

    Насчёт остановки творческого развития: также согласен. Как только человек начинает верить в то, что он достиг пика своего развития, что он — супер поэт, супер музыкант, супер художник, как только он заболевает звёздной болезнью, начинается застой, за которым зачастую следует и деградация. Причём, что самое печальное, она прогрессирует вместе с уверенностью в том, что ты — супер! И уверенность крепчает, и деградация. В итоге ты превращаешься в самоуверенное ничтожество, в бездарь, возобнившую себя пупом земли. Я думаю, многие из нас наблюдали подобных товарищей среди известных людей, — горькая участь, которую я бы никому не пожелал!..

  2. Анастасия и Малевич:

    По-моему, вышло эмоционально обволакивающе: читать лучше в голос, желательно, под чашечку кофе и закутавшись в плед — очень уютно. Сочетание стихов и комментариев — ощущение всеобъемлющего восторга. И про «бесталанных людей не бывает» прозвучало человечно (не иронически, не штампом) — это редкость.

  3. Спасибо Светлане за такую благодарность! Думаю, Олегу Семёновичу стало чуть светлее, чуть вдохновеннее, чуть удачливее в этом мире. И, может, совсем новые слова заплелись или заплетаются в кружевные мириады дивных его стихов. Спасибо всем, кто разбудил наши души словом, мазком кисти, звуком голоса или исповедью музыкального инструмента! Об этом мы не устанем писать в этой рубрике. Абсолютно согласна с неновой мыслью, что бесталанных людей нет. Есть не разбудившие, не рассмотревшие своих талантов, их закопавшие, не развившие, не оценившие, а потому затоптавшие. Человек, говорящий, что у него нет таланта, пока не услышал себя во вселенной и вселенную в себе.

  4. Светлана Медведева:

    Благодарю Лена! Спасибо Настя! Мерси, Артем! Ребята, очень приятно, что Вы откликнулись и поделились своим мнением об этой скромной, но искренней благодарности. Полностью согласна с тобой, Лена: есть те, кто не понял, в чем их талант заключается. Не услышал, не захотел услышать, не смог. Но даже у такого человека ничто не потеряно!!! С Артемом как всегда есть, о чем поспорить, но я пока воздержусь, ибо это будет выглядеть некрасиво с моей стороны. 😉 Позволю тем, кто захочет, высказаться, а уж потом…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

top