search
top

Кошмары и фантазии Михаила Павлова

А Вы - творческий человек? Узнайте об этом!

Страх определяют как ожидание зла.
Аристотель.

Как бы любящие родители не старались удержать всё происходящее вокруг ребёнка в рамках знакомого, допустимого и дозволенного, рано или поздно маленький человечек сталкивается с неизведанностью и её порождением – страхом, который отныне будет сопровождать растущего ребёнка всю его жизнь и оберегать от потенциально опасных вещей и ситуаций.
Страх многолик и многогранен: иногда он приобретает буквально стихийную форму и подчиняет себе человека, напрочь лишая его способности оценивать ситуацию, он же побуждает нас обойти стаю бездомных собак или, возвращаясь вечером домой, сделать крюк по освещённым улицам вместо того, чтобы войти в тёмную подворотню.

Почему фильмы ужасов бьют все рекорды по просмотрам, а книги с пугающим содержимым разлетаются с прилавком книжных магазинов? Российский писатель Михаил Павлов точно знает ответ на этот вопрос.

Здравствуйте, Михаил. Самый главный и самый животрепещущий вопрос, интересующий лично меня — почему вам так нравится пугать людей, и почему люди так рады пугаться?

Привет! Да я бы не сказал, что мне нравится пугать людей. Я – вообще не поклонник тезиса о том, что хоррор в литературе обязан кого-то пугать. Было бы забавно представлять себя работником какого-то зловещего аттракциона, с желтозубой улыбкой завлекающим посетителей в лабиринты ужаса, но нет, это не так. Меня просто интересует всякая странная хрень, причудливые монстры и миры, в которых те обитают. Сны реальности, перетекающие в кошмар. Потому и пишу я чаще всего не чистый хоррор, а с примесью weird fiction. Или наоборот, вирд с примесями. Но сам по себе страх мне тоже интересен, его формы, причины, способность сковывать или, наоборот, толкать вперед. Так что я, скорее, изучаю страх, ставлю опыты на себе, героях и, получается, на читателях, но последнее – не цель. Когда говорят «страшно», я обычно рад, но только потому что это означает: у меня получилось оживить страх, вложить его в текст. Почему людям это нравится? Не знаю! Может быть, потому что это позволяет им испытать острые ощущения, оставаясь в безопасности, а может, потому что это будит в нас что-то потаенное, какие-то архетипические ужасы, объединяющие нас с древностью, или еще какая чертовщина…

Для того чтобы написать что-то новое, вам нужно получать новые впечатления или достаточно просто сесть за рабочий стол? Насколько долгий путь проходит рассказ от замысла до финальной точки?

У меня нет какой-то отработанной схемы, однако новые впечатления всегда полезны. Разумеется, ты устраиваешься на работу, знакомишься с людьми или переезжаешь не для того, чтобы написать рассказ, но в перспективе это может аукнуться. Какие-то идеи приходят сами собой, вне очереди, ты их записываешь или откладываешь в мозгу, так как занимаешься сейчас чем-то еще. Другие идеи приходится зазывать. Это когда ты решил, мол, все, надо что-то придумать, что-то написать! И день-другой ходишь с распахнутым черепом, словно мухоловка, выхватывая из воздуха каждую мысль, образ, слово, чтобы обкатать на языке и почувствовать, есть ли тут история. Но даже увидев сюжет, я могу мучить его в голове целый месяц или больше, потом еще пару месяцев корпеть над текстом, а могу сесть и выдать короткую историю за день.

Что лично для вас — показатель качественного текста? Что вы делаете, если чувствуете, что не достигли «идеальности»?

Качественный текст – это когда его приятно читать. Чаще всего это некое сочетание легкости и образности. Что можно делать, если тебе не нравится свой текст? Переписывать! Ну, и не перечитывать старые рассказы, которые когда-то казались идеальными.

Как справляетесь с литературными кризисами? Навещают ли они вас вообще?

Литературный кризис – это слишком громко для меня. Бывают маленькие неписуны, но это чаще всего связано с тем, что просто трудно выделить время, трудно променять кино перед сном на пару строчек в ворде. Я могу разувериться в себе, в своих талантах, мол, зачем писать эти странные истории, если они никому не нужны! Это легко. Но в итоге желание, фантазия, внутренняя необходимость писать эти чертовые странные истории – это берет верх.

На Западе есть Стивен Кинг, Дин Кунц, Питер Страуб. А существует ли современный русский хоррор?

Было бы странно, если бы я ответил: нет. Я же есть! Не самый популярный автор, да еще и тяготею к вирду, а у этой штуки вообще поклонников не так много, но не в этом суть. Главное, есть. И конечно же, есть ребята покруче меня. Есть Максим Кабир, гениальная сволочь просто, пишет крайне забористо, ярко и правдиво даже о фантастических вещах! С нетерпением жду, когда на бумаге выйдет его роман «Скелеты», чудесная вещь. Есть Дмитрий Костюкевич, этот очень хорош в описании страха за своих детей, но данной темой не ограничивается. Есть Олег Кожин и его как раз какой-то очень русский хоррор, приятный, родной такой. Есть Елена Щетинина, Владимир Кузнецов, Ольга Рэйн, Алексей Провоторов, Дмитрий Тихонов и многие другие. Был Владислав Женевский, ушедший от нас два года назад. Вот он тоже вирд писал и продвигал, и делал это куда лучше, чем я, как мне кажется. Словом, талантливые и уже заметные русскоговорящие авторы новой темной волны существуют. Познакомиться с их творчеством можно, например, с помощью  «Самой Страшной Книги», есть такая вполне успешная серия в издательстве «Астрель». Также можно почитать вебзин Darker или альманах Redrum.

Какими современными (или несовременными) авторами вы зачитываетесь?

Русскоязычные перечислены выше. С некоторых пор мне очень нравится Джефф Вандермеер. Джефф Нун, пожалуй, тоже. Клайв Баркер крут. Ну, и Кинг, конечно. А если говорить о тех, что постарше, то я всегда с удовольствием перечитываю Рэя Брэдбери.

Борис Акунин говорит, что у писателя — каждый день выходной, или наоборот. А чем вы занимаетесь, когда не пишете?

А я всегда пишу! Если это не рассказ, то новости или рецензии для Зоны Ужасов, где я работаю редактором. Ну, и при любой возможности я смотрю кино. Правда, как ни странно, фильмами ужасов всерьез увлекся не так давно. Теперь восполняю.

И напоследок — назовите пять книг, которые следует прочитать.

«Степной волк» Германа Гессе, «Повелитель мух» Уильяма Голдинга, «Запах» Владислава Женевского, «Смерть – дело одинокое» Рэя Брэдбери, «Вирт» Джеффа Нуна.

Спасибо за уделённое время.  Пожелаете что-то нашим читателям?

Если я скажу: «Взгляните в лицо своим страхам», то выйдет очень пафосно. Но это правда стоит сделать. Или точнее, делать. Каждый день. Потому что лицо вашего страха – это ваше лицо. Я не говорю, что нужно срочно завести питбуля, если вы боитесь собак, но попытаться понять, откуда эта фобия – определенно надо. Страхи могут помочь вам понять самих себя, а это едва ли не главное дело в жизни.

Узнать больше о рассказах сегодняшнего героя можно здесь.

 

Если Вы разделяете деятельность ЛМО "Мир творчества, поддержите наш проект!
Благодаря Вашей помощи, мы воплотим в жизнь мечты ещё многих талантливых авторов!

Похожие записи


Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

top