search
top

Конкурс В. Нащёкина. Часть 6.

А Вы - творческий человек? Узнайте об этом!

 

Конкурс комментариев продолжается. Сегодня мы с вами приоткроем тайну прошлого Ксано, познакомимся с новыми персонажами, а также увидим магию. Только не забывайте после всех этих чудес писать комментарии и задавать вопросы автору!

Немного о конкурсе

Конкурс В. Нащёкина. Часть 1

Конкурс В. Нащёкина. Часть 2

Конкурс В. Нащёкина. Часть 3

Конкурс В. Нащёкина. Часть 4.

Конкурс В. Нащёкина. Часть 5.

Глава 5. Последняя история клерика

 

«Мерцающие – нелюди, безумные носители скверны, которые

вербуют людей, чтобы сделать учениками. Всех мерцающих до

последнего нужно сжечь на костре, дабы пламя

очистило землю от их черноты!».

 

Верховный Инквизитор Ургаций

 

«Да мне надоело уже, надоело смотреть, как стражники

берут взятки, инквизиторы проводят опыты над людьми,

а купцы измываются над крестьянами!

 Нужно позвать мерцающего – путь наведёт порядок и

разнесёт всю эту шоблу!»

 

Слова крестьянина

после введения налога на количество детей.

 

Солнце обволакивало золотистым куполом изящные ратуши, освещало крыши уютных домов, прыгало юркими зайчиками по широкой рыночной площади и смеялось над суетящимися прохожими.

Гостеприимный городок Мерегост, расположенный в самом центре торговых маршрутов Ламерии, жил в предвкушении праздника. Улицы сверкали уютом, свежими цветами в окнах домов и, конечно, гирляндами с сюрпризами – главной гордостью города наравне с трактиром «Говорящие грибы» и ручным змеекрылом, который после посещения одноимённого трактира частенько взбирался на главную ратушу Семи Грифонов и пускал фейерверки на радость горожанам. Иногда не только из пасти.

— Уважаемый страж, простите мне сей неловкий вопрос, но они скоро приедут? – обратился статный купец к стоящему около часовой башни капитану, низко поклонился, и с невероятной ловкостью положил кошелёк в карман добропорядочного блюстителя порядка.

— Прости, купец, но настолько секретная… хм, информация ещё не известна такому скромному, бедному стражу порядка, как я, — заметив, что мужчина собирается уходить, он поспешно кашлянул. – Но я обязательно узнаю, скажем, через сто… нет, сто пятьдесят минут.

— Возможно, добровольная помощь с моей стороны поможет решению проблемы? – купец вновь поклонился и проворно положил в другой карман высоченного капитана второй кошелёк.

— Несомненно, — лицо стражника моментально потеряло каменное выражение, буквально засияв радушием и желанием помочь. Он наклонился и прошептал на ухо мужчине несколько слов.

— Неужели? Так скоро?

— Только больше никому… убедительно прошу…

— Так, а вы что рты разинули? Кто будет патрулировать улицы за вас, дубошлёпы? – капитан рявкнул на зазевавшихся стражников. Они тут же втянули животы, перехватили алебарды и с выражением неимоверного рвения на квадратных физиономиях принялись разгонять настырных голубей. – Простите, это я не вам! – Верзила осклабился, затем метнул яростный взгляд на гвардейцев, которые оставили голубей в покое и бросились на соседнюю улицу.

Больше свидетелей не было, если не считать бродячего кота, с наглым видом прогуливающегося у памятника королю Эйриху Первому.

— Понимаю, — купец театрально развёл руками. —  Работа, однако. Не могу больше отвлекать.

Капитан воровато огляделся по сторонам и, быстро наклонившись, прошептал ещё несколько слов на ухо купцу. Глаза полноватого мужчины расширились. Он кашлянул, зачем-то поправил на шее массивную золотую цепь и поспешил к дому кондитера.

Похожий на колобка купец бежал с такой скоростью, что любой, увидевший его, забеспокоился бы о здоровье толстяка и подумал о неминуемом инфаркте. Но кроме капитана на площади никого не было. По крайней мере, так казалось.

 

Здоровенный кондитер стоял в дверях в одной ночной рубашке, с недоумением глядя на раннего гостя.

— Нужно срочно выполнить! Выполнить заказ! Уфф… — купец буквально ворвался в дом и, тяжело дыша, погладил украшенную рубинами золотую цепь, словно она помогала ему справиться с отдышкой. У хозяина дома перехватило дыхание – таких драгоценных камней он не видел даже на приёме у герцога.

— Я к вашим услугам, господин, — поклонился кондитер, по толщине цепи прикидывая возможный гонорар.

Учитывая, что Фаллер, крупнейший в Мерегосте торговец, расплачивался обычно чистым серебром, куш мог получиться весьма аппетитный. Кондитер молниеносно проснулся. – Мои повара приготовят любое лакомство. Полагаю, благородный господин желает побаловать себя или дорогих гостей нежнейшими армазийскими пирожными? Сам Герцог Хоримский отведал мой торт на свадьбе дочери! – С нескрываемой гордостью добавил он.

— Мне нужен такой пир, чтобы герцог позеленел от зависти, а его повара утопились в кастрюлях! Вот что я хочу!

— О-о-о да… такая честь для меня… такая честь, да-да, — казалось, кондитер вот-вот уронит челюсть на пол от последних слов купца. Прибыль обещала быть просто сказочной. – Могу ли я узнать, к какому… э-мм, событию…

— В Мерегост приезжает сама Принцесса Шиала! – выдохнул купец и стал как будто вдвое выше ростом. Даже круглые щёки залоснились каким-то особым блеском, а рубины на цепи засверкали ещё ярче.

— Клянусь Белым Колпаком! О, Башня Семи Грифонов, благодарю тебя за такую весть! — на лбу кондитера выступили крупные капли пота, хотя утром в доме было весьма прохладно. – Я немедленно разбужу всех поваров до последнего! Какие же будут заказы? Мне не терпится приступить к работе! Такая честь…

— Прежде всего, мне нужны пирожные. Принцесса любит сладости – я готов заплатить любые деньги, слышите? Любые, но мой банкет должен на голову… нет, на две! Ха! На две головы превосходить то жалкое недоразумение, которое устроил Хамиш, Глава Гильдии купцов Дергольта, когда Принцесса посещала его город! Понимаете, о чём я?

— Ого! Клянусь задницей Веласты, непорочной заступницы, мои смиренные мольбы услышаны! — только и смог вымолвить кондитер, которому посчастливилось выступить ключевой фигурой в споре крупнейших купцов Ламерии за титул Лучшего Хозяина Пира.

Банкет в Дергольте обсуждали полгода. Герцоги и бароны спорили, в какую сумму обошёлся Хамишу праздничный фейерверк, который готовили полтора десятка специально приглашённых карликов, считавшихся непревзойдёнными мастерами визуальных представлений.

А уж секрет приготовления торта до сих пор пытались выведать многие повара Наместников Ламерии. По слухам, украшенный сияющими фигурками крылатых аллурий шедевр кулинарного искусства вносили на огромном серебряном подносе в пиршественный зал двадцать хромлов – кроме них никто не мог поднять такую махину. Разве что великаны, но их, к счастью, на праздник не пригласили.

Всё это вихрем пронеслось в голове кондитера Шантика и мелодично рассыпалось звоном золотых монет.

— Ты слышал, что я сказал? – нахмурился Фаллер.

— Ха-ха-ха! Ы-ы-ы?

Купец истолковал странную реплику потерявшего дар речи кондитера по-своему. Достал мешочек из дорогой ткани.

Тут же дом Шантика вспыхнул, словно объятый диким пламенем. Кондитер отшатнулся, когда Фаллер протянул ему на ладони сияющий алыми, золотистыми и оранжевыми разводами камень причудливой формы.

Шантик почувствовал, как дыхание перехватило. Милостивый грифон, это же огмер – на деньги от продажи маленького кристалла можно спокойно жить лет двадцать… в собственном небольшом замке с видом на море! Ха-ха-ха!

Вдруг раздался грохот, дверь в кухню распахнулась, и на пол комнаты упал парнишка лет четырнадцати, явно забывший обо всём на свете, даже о наказании, грозившем любому слуге за подслушивание.

Кондитер бросил на него свирепый взгляд. Фаллер усмехнулся и спрятал сокровище в карман. Нахмурился.

— Ты чего тут делаешь, балбес? – взвыл Шантик и двинулся к парнишке.

— Убираю, — не моргнув глазом, ответит тот. – Вы же просили помыть полы и… двери.

— Хм, что-то раньше у тебя не было заметно такого усердия!

— Виноват, господин! — улыбнулся и поправил рубашку. Затем с независимым видом отправился из комнаты, но кондитер окликнул его.

— Слушай, дружище… — паренёк вздрогнул, ожидая подвоха. Хозяин так не называл его ни разу с тех пор, как выкупил у монахов Ордена Радуги за пятнадцать медяков.

— Да, господин. Я уже заканчиваю с уборкой, — он в смущении дёрнул острыми плечами. – Извините.

— Про полы тебе придётся забыть. Этим займутся другие слуги. Мне нужна помощь, — кондитер гораздо ниже обычного поклонился Фаллеру. – Этот благородный господин собирается устроить банкет. Настоящий, обалденный пир, понимаешь? —  парень сглотнул и кивнул.

От одного слова «банкет» в животе начинало урчать, а когда кондитер сказал ещё и «пир», внутри проснулся голодный монстрик и начал грызть рёбра.

— Мне нужно, чтобы ты вспомнил всё, чему тебя учили в Ордене Радуги. Если не подведёшь, у нас, я уверен, получится утереть нос этому зазнайке Хамишу!

Повисла пауза. Фаллер с интересом посмотрел на мальчишку, который в дырявой рубахе и явно великоватых штанах выглядел гораздо моложе своих лет. Купец поморщился.

Словно прочитав его мысли, паренёк выпрямился, тихо, но с достоинством произнёс на Высшей Речи:

— Пусть недостойный вид мой ваших благородных глаз смущать не смеет, я праздник оживить сумею, а Семь Грифонов благородного господина да сохранят в здравии!

— Молодец, — Шантик кивнул. – Всего пару раз сбился в интонации, но это не страшно, не зря учил тебя! – Возьмём этого атамана в команду?

Фаллер пожевал пухлыми губами и пристально посмотрел на парня. Хотя тот был ростом почти с купца, почему-то ссутулился, но не отвёл взгляда от колючих, цепких глаз гостя.

Странная, непонятная дуэль длилась больше минуты. Затем Фаллер улыбнулся.

— Он мне нравится. Воспитанник Радуги пригодится на празднике, — купец вынул из широкого кармана увесистый мешочек и небрежно протянул кондитеру. – Задаток, на текущие расходы. Если всё удастся, как я хочу, получишь остальное.

— Да, господин, — улыбнулся кондитер, заметно побледнев, и быстро спрятал серебро. Задаток явно превышал годовой доход всей кондитерской, включая налоги и взятки стражникам.

Когда гость ушёл, Шантик положил широкую ладонь на плечё паренька.

— Умоляю Семью Грифонами, только не подведи меня, Ксано.

 

 

Приготовления к празднику напоминали бешеный, невероятный ураган: нужно заранее раздать приглашения, закупить наисвежайшие продукты, договорившись с купцами, чтобы какой-нибудь слуга баронского повара не перекупил снедь высшего качества, которая местными гурманами ценилась иногда по весу серебра.

А кто лучше всех справится с обязанностями посыльного? Ну конечно Ксано!

Парень молнией метался по рыночной площади, где его знал каждый торговец, каждая бродячая собака, которым доставались аппетитные косточки, не говоря уже о стражниках, пропускавших даже в запретную часть рынка без вопросов. Достаточно было лишь сказать капитану, что Ксано тут по поручению самого господина Фаллера.

До приезда Принцессы оставалось четыре дня.

Утром Ксано отправился в таверну «Говорящие грибы», чтобы забрать очередной заказ: эликсир изумрудника и ещё каких-то мудрёных трав. Одна капелька эликсира улучшала вкусовые качества любого блюда, а так же не давала портиться продуктам несколько дней.

Таверна напоминала бешеный, гудящий улей. Стражники боролись на руках, делали ставки и оглушительно орали, болея за своих; смуглолицые арофянки изящными бабочками порхали между столами, разнося пиво и блюда с дымящимся мясом. Какой-то бард тренькал на лютне, невероятным образом перекрикивая всеобщий гвалт. А вдалеке ошивались подозрительные типы: заглядишься по сторонам — останешься без кошелька. Вот так, гляди в оба, Ксано, а то получишь по шее от хозяина!

За дальним столом сидел странный парень с длинными тёмными волосами, ниспадающими на плечи. Ну и глазищи! Синие, пронзительные как сверкающие ледышки – бр-рр!

Ксано сразу не понравился его взгляд: казалось, он мог прожечь дыру в стене или даже испепелить любого на месте, если бы захотел. Незнакомец тут же отвернулся. Ксано подумал, что странник слишком молодо выглядел.

Нет, чертовски молодо! Глядя на его юное, благородное лицо, гостю таверны можно было дать от силы лет девятнадцать-двадцать. Задержавшись на мгновение, слуга Шантика понял, что пронзительные тёмно-синие глаза делали его гораздо старше. Интересно, почему же?

Возможно, посетитель прочитал его мысли, потому что внимательно посмотрел на слугу.

Ксано пронзила дрожь, словно в живот вонзились ледяные иглы. Спина тут же взмокла. Он понял: отдал бы всё на свете, даже дырявые штаны и последнюю пару ботинок, только бы не встречаться с этим типом в переулке.

Мама дорогая! Да кто это такой? И сидит в самом углу, будто вынюхивает чего…

Незнакомец ухмыльнулся. Теперь Ксано дал бы ему больше тридцати.

Вот так фокусы!

Затем странник сделал то, что парень позже вспоминал бессонными ночами. Он не заставил одним движением летать столы и мебель, не вызвал сверкающую молнию, даже не стал кукарекать, подпрыгивая на одной ноге. Просто нарисовал причудливый знак в воздухе, сложив пальцы.

Наверное, он…

Вдруг в голове Ксано зазвучали серебряным стоном колокольчики. Парень развернулся, не понимая, зачем, и рассеянно побрёл влево, налетев на здоровенного стражника, который стоял спиной, наблюдая за борьбой на руках.

— Смотри, куда прёшь, щенок! – зарычал детина. – По шее надавать?

— Ой, простите… что-то… голова закружилась…

— Тебе ещё пить рано! Еле на ногах держишься – в голосе верзилы прозвучала нотка сочувствия. – На, слопай. Я сёня в крутом выигрыше, так что угощаю!

Ксано взял кусок хлеба, поблагодарил добряка и поплёлся дальше. О незнакомце он вспомнил лишь несколько часов спустя.

Парень улучил удобный момент и мышкой прокрался к бармену. Тот ухмыльнулся, кивнул.

Слуга отвернулся, незаметно уронил под стойку мешочек. Три серебряные монеты, как договаривались. Мужчина деловито протёр стакан, затем аккуратно достал мешочек ногой. Сделал незаметный знак одной из девушек. Она тут же поставила поднос, подмигнула парню.

— Эй, доходяга! – бармен одарил Ксано чересчур суровым взглядом. – Сначала отрасти усы, а потом я налью тебе пива, если в кармане будет достаточно звонких монет!

— Но я уже совсем взрослый! Мне совсем скоро будет шестнадцать, — с идеальной жалобной интонацией произнёс посыльный кондитера, даже у самого грозного стражника дрогнуло бы сердце. Затем он поймал взгляд девушки и поспешил закончить трёп. – Когда накоплю на хороший меч, ты увидишь, что я смогу им обрить почти любого! Да, вот увидишь!

— Ха! В таком случае я с удовольствием посмотрю на такое представление, — бармен едва заметно подмигнул. – А теперь, сынок, моё терпение истекло. Давай-ка, уматывай.

Ксано вздохнул, скорчил рожу. Сердобольный стражник, выигравший солидную кучу медяков настолько растрогался от банального представления, что даже предложил налить ему пива, но бармен метнул на добряка такой свирепый взгляд, что тот передумал.

Парень остановился у одного из столов, собирая объедки, когда к нему незаметно подошла служанка. Она наклонилась, чтобы забрать тарелки. Тут же руки Ксано коснулся небольшой стеклянный предмет.

Он сжал кулак, резко развернулся, подхватил румяное яблоко из корзины, которую мулатка поставила рядом с тарелками и, прежде чем наблюдающие за спектаклем посетители успели отпустить очередную шуточку, ловко поцеловал девушку в щёку.

Ух, как здорово ей идёт румянец! Просто глаз не оторвать, какая красавица! Девушка шутливо замахнулась на него корзинкой, но Ксано уже выскочил из таверны.

Парень даже не заметил, как за ним выскользнуло трое. Первый, долговязый с разбойничьей бородкой, носил за спиной длинный меч. Двое других выглядели безоружными.

 

После того как слуга Шантика обошёл знакомых купцов на Рыночной Площади, большая кожаная сумка стала заметно оттягивать руки, а в кошельке поубавилось денег.

Хозяин доверял ему, поэтому парень даже не задумывался о том, чтобы умыкнуть пару серебряных монет. Такое поведение недостойно даже самого худшего воспитанника Ордена Радуги. А Ксано не хватило всего лишь чуть-чуть удачи, чтобы пройти посвящение в Послушники.

Интересно, если он сделает всё просто здорово, а пир получится отменным, Шантик отпустит его в монастырь? Было бы интересно попробовать ещё раз.

Ксано бросил припасённую косточку лохматому псу, который приветствовал его радостным заливистым лаем, обменялся свежими анекдотами с долговязым стражником, вместе с ним поругал жадных на взятки купцов, затем посочувствовал последним, которые жаловались на оборзевших стражников, и не забыл поругать баронов, сочинивших очередной налог. Парень старался стать своим для каждого, ведь слуге кондитера пригодится любая информация – разве можно всё успеть одному?

Ничего так не поднимает настроение как встреча со старыми знакомыми и пара хороших анекдотов — день начинался просто замечательно!

 

Ксано скользнул в проулок, надеясь заглянуть к алхимику. Парень и сам не знал, что его так тянуло к странным, причудливой формы колбам и шкафам, уставленным фолиантами.

Мэтр Ксарвиус оказался дома. Гостю открыла служанка, это означало, что алхимик был очень занят или находился в скверном расположении духа.

Хозяин сидел за широким столом, уткнув длинный нос в раскрытую книгу, и что-то бормотал. Ксано отошёл к дальнему шкафу и принялся изучать книги в дорогих переплётах.

Больше всего его привлекла толстая книжища с забавным названием «Травология счастья», похожую вещь он видел в Ордене, когда прятался за шкафами от монаха — он обещал высечь парня за эксперименты с алхимическими препаратами, после которых в лаборатории случился пожар.

Наконец, Ксарвиус закончил чтение.

— Здравствуй, разбойник. Давно тебя жду, — он капнул зеленоватую жидкость в колбу с золотистым раствором. Раздался хлопок, из колбы синеватыми щупальцами потянулся дымок, а раствор стал темнеть.

— Рад вас видеть, благородный мэтр! Если бы вы знали, как я соскучился!

— Хм… надеюсь, это не значит, что ты тут же устроишь пожар, как в Ордене, если я отвернусь от препаратов?

— Простите, конечно же, нет… а тогда был просто эксперимент, он вовсе не связан с пожаром! То есть я хотел сказать, что колбы взорвались и бухнули пламенем вовсе не по моей вине.

— Ну разумеется! Как я только сразу не додумался: иногда колбы взрываются от плохого настроения! Просто счастье, что ты не добавил сока белозубки или паучьей радости, иначе тебя пришлось бы отскребать от пола!

— Угу, — кивнул парень. – Даже не могу представить, что сейчас ещё можно найти такие редкостные растения. Говорят, они исчезли ещё лет десять назад…

— Кто тебе сказал такую чушь? — Ксарвиус фыркнул, вскочил из-за стола. – Если бы ты внимательно изучал труды Элорна Хоримского, то знал бы: белозубка, как и ядожорка, слизнецвет поганый, именуемый так же вонючкой обыкновенной, растёт только в лесу на границе Кливии и Ламерии, там же можно встретить любопытные, я бы даже сказал уникальнейшие разновидности видянки и… кхм! – Он остановился, заметив, как заблестели глаза паренька, с досадой постучал длинными пальцами по столу, едва не расплескав пару колбочек. – А вообще-то белозубка… уже нигде не растёт, да-да, не растёт, поэтому тебе нечего делать в этих лесах!

— Конечно-конечно, я даже и не думал, — быстро сказал Ксано. – Так вы приготовили зелья, которые я заказывал?

— Пришлось использовать давние запасы, — с гордостью заметил алхимик и поставил на стол два пузырька с оранжевой жидкостью. Но скажи мне сперва, дружок… какой псих придумал добавлять эликсир из огнецвета в торт?

 

Через полчаса Ксано уже пробирался через гудящую Рыночную Площадь. Приходилось постоянно работать локтями, чтобы галдящий людской поток не унёс подальше.

Стражник, охраняющий проход к району карликов кивнул, увидев парня.

— Привет, атаман, как жизнь? – осклабился он, пропуская пройдоху в запрещённую зону.

— Нормально, готовимся к пиру! Только никому – слышишь? Принцесса приезжает!

— Чё, серьёзно? Ух ты, аж… в заднице от счастья засвербило. Придётся подготовиться. Меня возьмёшь в охрану?

— Конечно, Арх, ты нам пригодишься. Я поговорю с хозяином Шантиком.

— Хы! Спасибо, дружище! Береги себя!

— И ты береги свой зад, чтобы на пире не свербило, — улыбнулся Ксано, высматривая знакомого мастера фейерверков.

— Обязательно-о! – зарычал ему вслед стражник и помахал алебардой. Затем развернулся, увидев, как два богато одетых горожанина пытались пройти. – А вы куды? Здеся ходу нет! Нет, говорю, ходу, оглохли, али по балде дать, чтобы зенки разули? Токмо по пропуску! Вот и вертайте отседова… ходють тут, воздух портят…

 

Район карликов тщательно охранялся, но на парня почему-то никто не обращал внимания. Всё-таки здорово иметь хороших знакомых среди стражников!

Большеголовые, горбоносые торговцы, засуетились, увидев потенциального клиента.

— Эй, па-арень! Лучшие огненные звёзды! По доступной цене! – завопил дребезжащим голосом продавец в смешной шапочке с алым полумесяцем, гербом клана Синиго, показывая на аккуратно разложенные трубочки с фитилями.

— Да врёт он, собака! – взвыл, выпрыгивая из-за прилавка, сосед в ярко-фиолетовой мантии. – Его звёздами только кур смешить! У меня, у меня дешевле! А?

— Не слушай их, пустобрёхов! Иди ко мне, красавчик, — хриплым басом позвал карлик в невероятном наряде с перьями, такие носили только члены клана Камиту. – Серебристое сияние, Взрыв Бабочек, Мечта Дракона – любые выбирай!

— Э, подходи, да? – на плече парня легка сухая, жилистая лапа. Ксано не успел ничего сделать, как торговец притянул его к себе. Судя по акценту, явно приезжий. – Покупай-шмакупай, мимо не уходи, не обижай, да?

— А я… и не обижаюсь, — слуга Шантика с трудом снял с плеча цепкую, трёхпалую клешню. – Нужны самые красивые фейерверки. Для праздника.

— Э? – карлик хитро прищурился, улыбнулся, обнажив два ряда внушительных острых зубов. – Сами лучший – здесь! Усё покажу, расскажу, будешь вашпе красавец, да?

— Ой, вот пожалуйста, только не надо «вашпе», у меня уже девушка есть, — с явной опаской произнёс Ксано. – Есть Серебристый Звездопад?

— А-ай, дорогой, — карлик зачем-то причмокнул и покачал большой головой так энергично, что парень испугался, как бы она не оторвалась от хлипкой шеи и не отлетела в сторону. – Вашпе хитри какой! Стари Суорви обмануть? Обижаешь, ах как обижаешь, да?

Ксано совсем растерялся и заморгал, на всякий случай положив руку в карман с кошельком. Карлик заметил жест и залопотал пуще прежнего:

— Какой-шмакой Сери Звездолап? Нети такой, понимаешь, да? – парень кивнул, хотя с каждой минутой забавной болтовни торговца понимал всё меньше. – Есть холо-пушки, таратушки! Феерверковы – есть! Сери Звездолап – нети вашпе!

С этими словам карлик одним прыжком вскочил на прилавок, потрясая длинными мускулистыми лапами. Ксано едва успел пригнуться, чтобы не получить оплеуху.

Торговец забормотал ещё громче, достал невзрачную на вид трубочку с фитилём и, что-то прошептав, сунул оторопевшему Ксано.

Глаза почти всех зрителей были устремлены на него, поэтому никто не заметил высокого парня с пронзительными синими глазами, который ухмыльнулся, следя за манипуляциями продавца. Ухмылочка была жутковатой.

По ряду пронеслась волна восхищения, когда фейерверк вспыхнул в руке Ксано, отбрасывая алые, розовые и ярко-фиолетовые искры.

— Во даёт! – ахнул кто-то в толпе.

— Чтоб мне треснуть, ничего подобного не видел!

— Ух, красотища!

Огоньки загорелись ещё сильнее, взмыли вверх и под аплодисменты зевак закружились бабочками над изумлённым Ксано.

Парень почувствовал, как трубка стала нагреваться, словно ветка в пламени костра.

А представление продолжалось.

Искры стали описывать в воздухе странные фигуры, оставляя пламенные шлейфы. Затем раздался звук флейты.

Толпа зевак, увеличившаяся вдвое за последнюю минуту, ахнула.

Огоньки стали соединяться в причудливых сияющих существ удивительной формы и расцветки, которые резвились в воздухе как сумасшедшие мотыльки.

Затем одно из них, похожее на странного огненного бельчонка с огромным хвостом, потеряв равновесие, рухнуло на прилавок. Карлик пронзительно завопил, размахивая лапами, чтобы сбить жадное, ненасытное пламя, охватившее его драгоценные товары.

Ксано в ужасе попятился, держа в руке обрывок фитиля.

— Хуатай его! Хуата-а-ай! – закричал торговец, глядя на столик.

Кто-то тут же схватил паренька за шиворот и потащил к торговцу, он стал завывать ещё громче, выкрикивая грозные ругательства.

— Вот он, поймал разбойника, — ухмыльнулся здоровенный детина со шрамом, рассекающим и без того разбойничью физиономию. – Удрать собирался, гадёныш! Ну, да от меня не ускользнёшь. Придётся отвечать по заслугам, поганец.

Карлик одним прыжком подскочил к побледневшему слуге Шантика. Схватил за руку так, что на глазах Ксано выступили слёзы.

— Передётся заплатить, маленький разбойничек, да? Ах, как обидел старого Суорви! Весь товари спалил, вашпе негодник!

— Я ничего не сжигал! И… все это видели! Вы же сами сунули мне эту… штуковину!

— Зуачем ти врёшь? – карлик сжал руку пленника ещё сильнее. Ксано почувствовал – торговец легко сломает руку одним нажатием клешни. – Стари Суорви обижаешь, людей обмануть хочешь?

Детина ухмыльнулся, многозначительно глянул в толпу, положив ладонь на рукоять меча. Народ тут же волной отхлынул назад, многие отворачивались. Стражники куда-то испарились. Никому не хотелось связываться с долговязым.

— Ну что, щенок, не выкрутишься теперь, – он сплюнул, оскалился. – Давай выкладывай деньги, которые припрятал, пока я не начал отрезать у тебя лишние части тела. Заплатишь по-хорошему – уйдёшь целым.

— Я… я не буду платить! За что? Это деньги господина Шантика! – Ксано с надеждой поглядел вокруг, старясь увидеть знакомого стражника или сочувствующее лицо в толпе.

Многие прятали глаза, остальные смотрели с явным равнодушием. Некоторые улыбались, ожидая очередное зрелище.

Не говоря ни слова, верзила схватил паренька за шиворот, поднял как котёнка и оттащил к соседнему прилавку. Рванул за руку и припечатал грубой, почти стальной ручищей ладонь к столу так, что виднелись лишь растопыренные пальцы.

Выхватил здоровенный тесак.

— Эй! Ты сдурел, а? Не калечь мальчишку! – закричал кто-то из толпы. Но когда разбойник зыркнул, сверкнув налитыми кровью глазами, смельчак замолчал.

— Ну что, кто ещё рискнёт вякнуть? А? – долговязый поиграл ножом, лезвие зловеще заблестело в лучах солнца. Ксано побледнел ещё сильнее. – Первому, кто посмеет сказать слово, отрежу язык-то. – Он хрипло захохотал.

Старый Суорви с мерзкой улыбочкой наблюдал.

Кто-то в толпе охнул. Люди стали неожиданно расступаться.

— Положи игрушку, дурень, — раздался спокойный голос. – А то ещё порежешься.

Верзила побагровел, отпустил руку мальчика, но не опустил жуткий нож, держа так, чтобы нанести удар в любой момент. Встретился взглядом с холодными, тёмно-синими глазами незнакомца.

— Тебе какое дело? – Ксано послышалась странная дрожь в голосе долговязого.

— Я видел ваши выкрутасы – дешёвый трюк. Советую отдать мальчишке его деньги, — карлик хищно оскалился, держа мешочек с серебром, который в суматохе вытащил у паренька. – Тогда никто не пострадает.

Наступила пауза. Здоровяк оценивающе глядел на незнакомца. Ему можно было дать лет восемнадцать, если бы не странные глаза, которые, казалось, прожигали насквозь. Он сделал неуловимый жест рукой, обугленный прилавок на секунду вспыхнул нестерпимым белым пламенем, затем вместо него оказался прежний стол, на котором, как и раньше лежали товары.

— Дешёвая иллюзия, — незнакомец ухмыльнулся. Было в этой ухмылке такое, что даже долговязый отступил на шаг. Нож в его руке задрожал.

Суорви скрипнул зубами, швырнул кошелёк Ксано, тот ловко поймал.

— Забирай своего щенка, урод. И уматывай отседова, оборотень хренов! – верзила смачно сплюнул, а сам отступил ещё на шаг.

— О, мы как раз собирались уходить, господа. Но вышло небольшое недоразумение, — незнакомец кивнул карлику. – Некий уважаемый торговец совершенно случайно, надеюсь, нанёс оскорбление моему слуге. – Он положил руку на плечё Ксано, который только моргал, поворачивая взъерошенную голову, чтобы ничего не упустить. – А я расцениваю оскорбление моих слуг, как личное. Поэтому, если уважаемый торговец не желает, чтобы я разнёс его, не сомневаюсь, весьма доходную палатку, придётся заплатить незначительную компенсацию. Просто мелочь для такого добропорядочного гражданина, не так ли?

— Ко-о-нпе – что? Вашпе-е, да-а? – хрипловатым голоском спросил Суорви.

— Ксано, ты, кажется, собирался приобрести фейерверки для праздника? – он подмигнул парнишке, затем начертил в воздухе быстрыми, ловкими пальцами странный знак.

 

Если Вы разделяете деятельность ЛМО "Мир творчества, поддержите наш проект!
Благодаря Вашей помощи, мы воплотим в жизнь мечты ещё многих талантливых авторов!

Похожие записи


Комментарии:

25 комментариев to “Конкурс В. Нащёкина. Часть 6.”

  1. Аааа, это тот самый из видения Миа)) ? С синими глазами, который.

    Эх…везде подкупы. Неужели, всегда и везде были люди, которых так легко купить, даже сверхсекретную информацию?

  2. Кстати, не могу попасть на пятый отрывок…чтобы прочитать, освежить в памяти.

  3. Юлия, без этого никуда — коррупция в том числе и двигатель прогресса. Иначе все технологии в одних странах были бы — а другим фигвам. Так что нет худа без…

    http://www.mt2012.ru/konkursy/konkurs-v-nashhyokina-chast-5.html/comment-page-1#comment-5238 — а вот пятый, как раз вашего отзыва ждёт 🙂

  4. Виктория:

    Здравствуйте, Владимир!
    Ну вы и насмешили этим карликом! До ужаса на какого-то азербайджанца похож! А Ксано в отрочестве больше похож на шалопая, чем на того мудрого монаха, каким мы его знаем. Нет. Мне лично, ваши персонажи, которые мечутся между светом и тьмой как-то не нравятся: тепло-хладные, подозрительные какие-то, никогда не знаешь, в какую сторону их поведет.
    А синеглазый человек — это вообще что-то запредельное: как представишь такое, сразу жить хочется меньше.
    С уважением к вам, Виктория

  5. Виктория, здравствуйте — всякое бывает. Ну Миа-то наша уж точно ближе к солнечно-светлым героям, чем к тёпло-холодным 🙂 А если бы сразу всё ясно было — разве вам интересно читать дальше?

    **А насчёт синеглазого мерцающего пока не угадали — он подозрительный, но это как раз особенность его Ордена, а дальше персонаж сыграет очень важную и однозначную роль. Но боюсь узнают об этом только обладатели книги 🙂

    Но в любом случае — спасибо за критику. Интересно будет сравнить ваши впечатления сейчас и в конце главы — как и ранее впечатления насчёт Миа сразу и в развитии

  6. Виктория, а разве все люди делятся только на добрых и злых? В человеке множество оттенков добра и зла. Для кого-то Вы добрая, а кто-то считает Вас ужасом летящим на крыльях ночи))) Не бывает в мире только белого или только черного. Ну если что в сказках для маленьких детей…
    А Ксано вполне и должен быть таким, на мой взгляд. Он же юноша, молодой. Зато он тянется к науке-алхимии. Что несомненный плюс. А вот если бы он лаботрясничал, связывался с дурными людьми и прожигал жизнь, вот это уже было бы печально.

  7. Владимир, а меня наоборот, привлекает синеглазый… Видно, что от него исходит сила. И, конечно же, он действует только в интересах своего дела. Иначе он бы не спас Ксано, как я думаю. Такие персонажи, как правило очень мудры, в них есть некая привлекательная сила, даже если она не совсем добрая. Пока ничего плохого он никому не сделал, но… ради своей цели или ради дела он может пойти и на плохие поступки. Но что такое плохие поступки? Опять же, для кого-то они плохие, а для кого-то спасение. Бывает так, что приходится выбирать из двух зол-меньшее.

  8. Татьяна:

    А мне стало интересно, сколько Ксано лет, на момент прибывания в деревне?
    По поводу карлика получается какая-то подстава.Все везде Ксано встречали доброжелательно, а в этот день появился незнакомец.Синеглазый с ним в сговоре или нет?

  9. Юлия, не зря мерцающий вам понравился — по секрету скажу, он центральный персонаж всей дилогии и даже важнее Ксано с Миа. Поворотик? 🙂 Потом про него много интересного будет. А главным станет — сюрприз! Не скажу когда, а то интрига обломается. Только намекну, что влияние мерцающего из Школы Единорога на сюжет усилится после ключевых грядущих событий первой части…

  10. Татьяна, здравствуйте!

    Ну если на момент приключений в Мерегосте пареньку было около 15-ти, а прошло примерно лет 7, то ему немного за 20 должно быть. То есть самый расцвет, если я ничего не напутал с цифрами 🙂

    А с карликом как раз подставы нет — в деревеньке-то наш Ксано почитай Большим Человеком стал, ведь тогда учителя и врачи ценились на вес золота, а наш клерик при его способностях, видимо, вторым лицом после старосты был, поэтому и доброжелательность к нему. Но в Мерегосте, не забываем, он был всего лишь простым несовершеннолетним рабом, пусть и с харизмой обаятельного уличного пацанёнка, да ещё в крупном средневековом мегаполисе, где более ушлые традиционно дурят и наживаются на простаках или не имеющих власти чтобы дать отпор. Вот и попал наш шустрила-Ксано на акулу местного капитализма 🙂

    **Нет, Синеглазый не в сговоре с карликом, у него свои очень сложные мотивы, о которых дальше узнаем, но спас нашего героя абсолютно искренне.

    А вот зачем, как считаете?

  11. Спас, чтобы взять в ученики? Чтобы потом Ксано помог в очень сложном деле.

  12. Юлия, точно! А в каком деле и в результате каких обстоятельств Ксано станет свободным — узнаем позже.

    **Ну или только победители узнают 🙂

  13. Виктория:

    Здравствуйте, Владимир, и вы, Юлия!
    Я считаю, что абсолютно добрых или абсолютно злых не бывает, но мне кажется, есть серовато-белые или темно-темно-серые. Может оно и действительно многооттеночно, это непонятное добро, но лично я считаю, что человек однозначно сам выбирает, на какую сторону склоняться, а когда человек в роде того наместника неожиданно совершает добрый поступок, согласитесь, как-то в его добрые намерения не очень верится, все время мнится какая-то корысть за его «спасительным» ударом мечом, а от таких, как Ксано, лично я всегда жду чего-то дивного и прекрасного, а не той воровато наглой ухмылочки карманного воришки, простите за нелестные эпитеты.
    А насчет его увлечения алхимией, Юлия, скажу вот что: у нас парни тоже пытались стыбзить серную кислоту из кабинета химии, а чем бы это могло для них закончиться? Так что не к добру это стремление к алхимии. Или может это я такая скучная, что всю жизнь занималась музыкой и всегда тянулась к добру?
    Да, и еще вопрос, уже к вам, Владимир! скажите, пожалуйста, а где седьмая часть конкурса? Чего-то невидно ее?
    С уважением к вам, Виктория.

  14. Здравствуйте, Виктория — я согласен, что Наместник совсем не прост, но автор нигде и не писал, что спасение Райлина в битве с пауковолками, например, было «а чистом энтузиазме» — разве в этом не могло быть личной выгоды и корысти Холлинга? 🙂

    **Вопрос актуален насчёт продолжения — по идее, 7-й отрывок должен был вчера появится, так что ждём нашу админку-Галинку и следующую порцию Новогоднего Праздника 🙂

  15. И снова, здравствуйте! 🙂
    Поворотик, Владимир, крайне интересный… Хотелось бы побольше узнать об этом синеглазом (что-то мне подсказывает он очень мудр и мне понравится еще больше).
    Виктория, ну конечно опасно заниматься алхимией не зная правил и последствий. Но все же Ксано еще юн и все в юности шалят и совершают ошибки и глупые поступки. На мой взгляд, это ужасно, когда ребенок с детства жутко серьезный. Он будто не прожил этап детства, не знает что такое шалить, жить в своем волшебном детском мире. А ребенок не знающий детства-это очень страшно. А вот когда уже человек постепенно взрослеет, набирается мудрости и становится действительно взрослым мужчиной или женщиной, это да. Опять же, что такое мудрость и ум? Это опыт. Тяжелый жизненный опыт, трагический, где нужно делать выбор, порой, очень сложный. От этого прибавляется душевных ран. Вот я к чему веду. Что у ребенка такого не должно быть. Вот почему это ужасно.
    Владимир, с нетерпением жду следующего отрывка!)) А еще, под Новый год, хочется сюрпризов и подарочков 🙂

  16. Кстати, в человеке, как и в радуге, присутствуют не только черно-бело-серые тона 🙂 Но еще и солнечные-желтый, оранжевый; небесные-голубой, синий и т.п. У меня все эти цвета и оттенки вызывают в воображении различное душевное состояние. Например, нежно-розовый — нежную женскую улыбку или нежную улыбку молодого человека (это не имеет ничего общего с любовью, просто чувство нежной радости); желтый или оранжевый — веселую, задорную улыбку и смех (Миа напоминает мне как раз эти цвета, ну или цвета напоминают ее); темно-синий, фиолетовый — загадочность, глубокая задумчивость; черный и серый — злость, хмурость ну и т.п.

  17. Юлия, именно! Тем более, что Синеглазый как раз олицетворяет…

    Единорога из видения Миа. Почему, как считаете?

  18. Т. к. синеглазый из школы Единорога, а это древнее мифическое животное, кажется, означающее мудрость, волшебство и еще что-то (не помню). То и ученик этой школы должен соответствовать 🙂
    А еще единорог — белый, что значит добро, равновесие.

  19. Юлия, точно — только в этом мире вполне возможны другие трактовки. Кстати, 7-й отрывок наконец-то вышел у нас.

    А какая связь может быть Миа с Единорогом, тем более — на таком расстоянии и через семь лет?

  20. Да, возможны и другие трактовки, но пока ничего на ум не приходит.
    Очень сложно сказать, какая связь… Если учесть, что с Миа разговаривал медведь и волк обратил на нее внимание, то могу предположить, что у них тоже есть свои школы и, возможно, они изберут ее своей ученицей. Единорог особо не выделил ее вниманием, но, возможно, тоже поможет в ее миссии. Или она будет нужна ему для какой-то миссии. Фантазировать можно бесконеччно 🙂
    Пока не могу понять.

  21. Юлия, ничего — главное, чтобы мир захватывал и дарил эмоции, чему-то светлому мог научить и помогать задумываться, ведь если бы всё сразу было понятно, то ни писать, ни читать дальше смысла нет.

    А так я честно могу признаться — после двух книг ещё сам не знаю ответов на многие вопросы.

    **Кстати, пролог и первая глава третьего романа уже готовы. Поставил цель: самому себе сделать к НГ подарок и закончить 2-ю большую главу первой части 🙂

  22. Это здорово! 🙂 Желаю добиться поставленной цели!
    А у меня появилась еще одна версия по поводу осколков. Осколки-это своеобразные обереги от хаоса, стражи, так сказать. Это я прочитала 7 часть и возникла такая мысль. Вот только теперь я в затруднении относительно того, зачем Ахав собирает эти осколки и какое око они могут открыть..В комментарии к 7 части я написала один вариант, но если предположить такой вариант, который я описываю тут, то та догадка ломается… Тогда может быть мир теряет своих защитников-осколков и поэтому, в него могут проникнуть чудовища хаоса. А Ахав сконцентрирует все добро? Или же, такой вариант: соединив все осколки у себя, Ахав нарушит равновесие мира и опять таки зло вырвется из темных миров.
    Мне интересны истории создания имен новых героев, ведь имена могут быть и нарицательными. Расскажите о тех, что в книге будут играть важную роль?

  23. Конечно, а какие именно имена вас заинтересовали и почему?

    **Догадка интересная — но я могу намекнуть, что Осколки и связанная с ними интрига в первой части пока не будет центральной. А может… и будет — кто знает? Дедушка Мороз усталый, всю неделю сортировал подарки, потом их перепутал, ждёт Снегурочку на помощь 🙂 Иначе всё перепутает

  24. Интересны имена хозяина Ксано, карлика. А вот еще одна догадка. Синеглазый -единорог? Раз карлик назвал его оборотнем.

  25. Юлия, Шантик придумался сам — представил такого торговца, ушлого торгаша но не слишком волевого, в чём-то немного легкомысленного и недалёкого, и получилось так: фантик, рантик… Шантик? Персонаж принял с покорностью и не спорил 🙂

    Карлик Суорви — так сразу и прилепилось. Суорви — и всё тут. Что-то коварное в сочетании звуков мне показалось, скользкое. Такое полное су-о-ор-ви

    **Да, Маорт — и есть тот самый Единорог. Даже больше намекну — не только он один 🙂 Об остальных мерцающих Школы Единорога узнаем позже. Но превращаться они не умеют — хватит на них и так способностей, силы знаков, зелий и владения клинками.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

top