search
top

Harper Castle «Я — книга»

А Вы - творческий человек? Узнайте об этом!

Если Вы хоть раз пытались писать рассказ, повесть или роман, особенно если решались гордо назвать свое творение Книгой, то наверняка знаете о том, что этим процессом весьма трудно управлять! Хоть внешне кажется, что в момент написание в комнате только автор, ручка и бумага, на самом же деле в этом процессе участвуют множество невидимых на первый взгляд работников — муза, жанр, сюжетная линия, главы, страницы, персонажи… Они не редко спорят и противоречат друг другу, но только при взаимодействии всех может появиться Она — её величество Книга — живая и настоящая, со своим собственным характером, она как никто другой чувствует своего автора, переживает, беспокоится и радуется вместе с ним! С первой главой весьма занятной истории одной книги, написанной от первого лица предлагаем ознакомиться нашим читателям, поскольку первой книгой нашей виртуальной библиотеки становится Harper Castle «Я — книга».

Harper Castle — молодая писательница из Москвы. Вот, что она сама о себе рассказывает:
О писательстве: «Пишу около последних трёх лет, хотя тяготела к этому лет с одиннадцати. Начиналось всё с безобидных детских рассказов. По стечению обстоятельств это увлечение было заброшено, пока я не осознала, что литература/писательства именно то, чем я хочу заниматься всю жизнь.»
О необычном псевдониме: «Над псевдонимом я долго раздумывала, но конечный вариант возник довольно спонтанно.
Harper — просто имя, которое нравится. Напоминает Харпер Ли, а Убить пересмешника одна из моих любимых книг.
Castle — можно перевести с английского, как тура. Она же ладья. Моя любимая шахматная фигура. Мне импонирует её прямолинейность. Шахматы я играю с детства, лет с шести. Над доской погружаюсь в альтернативную реальность и забываю об окружающих.»
О выбранном жанре: «Я пробую свои силы в разных жанрах. Идея первой книги просто пришла мне в голову, поэтому вышел артхаус.
Сейчас я пишу фантастику и абсурд, но уверена, что не остановлюсь на этом.»

Я — книга
Глава 1. Будем знакомы или «Как я появилась на свет»

Мой Автор не профессиональный писатель. Сама я считаю, что такой профессии, как писатель,
вообще не может существовать. Есть человек, который либо пишет, либо не пишет. Не думаю, что
можно кого-то научить по-настоящему, писать.
Идея написать меня возникла у него уже давно. Можно смело утверждать, что я была
запланированным и долгожданным ребенком. Все начиналось, как во всех счастливых семьях.
Безудержная и не проходящая любовь к книгам сделала свое дело – Автору в голову пришла идея
начать записывать все мысли, которые возникали после прочтения какой-нибудь книги.
До того, как Автор начал писать меня, он успел прочитать огромное количество книг и
продолжает читать их все больше и больше.
Мне было интересно, по какому принципу он выбирает, какую книгу прочитать следующей?
«Эта книга на завтра. Приятная обложка и книга отлично ложится в руку. Слегка шершавая
гладкость — понятия взаимоисключающие, но, когда речь идет о книгах, совершенно естественно, что
гладкость и шероховатость умудряются гармонично сочетаться друг с другом. Самую большую роль в
выборе книги для прочтения играет атмосфера повествования. Понятие, которое очень сложно
объяснить словами, но которое большинство людей способно понять на интуитивном уровне».
Атмосфера повествования — Автор часами ломает голову, чтобы передать в собственном
творчестве ту атмосферу, которую Читатель должен почувствовать, когда начнет читать меня.
— Как донести до читателей интонации, с которыми разговаривают герои? Интонации, с
которыми нужно читать весь текст Книги? Как передать на бумаге то, что можно услышать только
собственными ушами?
Еще интереснее наблюдать за тем, как Автор только садится за работу. В этот момент Автор
еще не переживает о том, как складывается повествование, удается ли ему правильно передать
Атмосферу и в какой последовательности стоит рассказывать Истории. Автор рассеянно поправляет
на носу очки в темной оправе, отодвигает стул и садится за стол, аккуратно раскладывает на столе
канцелярские мелочи и открывает ноутбук, потом открывает нужный файл, и там его ждет История,
которая уже вся извелась от нетерпения и желания стать наконец законченной, чтобы Автор спокойно
открыл исписанный карандашом блокнот и перешел к следующей Странице, поглядывая иногда в
свои заметки. Так мне хотелось бы, чтобы выглядела работа Автора. Но природная честность, которой
наделил меня сам Автор, не позволяет мне оставить Читателей в таком жестоком заблуждении о том,
как выглядит творческий процесс, в котором пребывает Автор, когда работает над очередной Главой,
которая будет расположена где-то на моих Страницах.
На самом деле, все выглядит не так основательно и организованно — нет никаких канцелярских
мелочей, которые можно было бы разложить на рабочем столе, нет даже стула, который может
отодвинуть Автор. А все потому, что у Автора нет стола. Зато есть очки в темной оправе, которые он
регулярно поправляет. Ноутбук стоит на толстой энциклопедии по истории, которая служит для него
подставкой, блокнота с карандашными пометками у Автора тоже нет. Поэтому, когда ноутбук
перемещается к нему на колени, а нужный файл открывается на той Странице, к редактированию
которой Автор собирается приступить, в поле моего зрения появляются тетради, хаотично исписанные
плохо разборчивым почерком, клочки бумаги, обрывки рекламных листовок и прочий мусор, на полях
которого Автор записывает то, что может пригодиться ему для завершения последующих Страниц.
Если быть до конца честной, то и файл в ноутбуке появился не так давно. Изначально, я была создана,
как электронная заметка в мобильном телефоне. Не могу сказать, что меня это сильно расстраивало,
но почувствовать, что я стала более основательной и начала постепенно расти, оказалось крайне
приятно. Да и Автор постепенно перестал заниматься мной, находясь в душном и заполненном
людьми вагоне трясущегося поезда, мчащегося глубоко под землей. Вероятно, работать на ноутбуке,
который стоит на коленках, все-таки оказалось удобнее. А я, до сих пор, искренне верю, что близится
тот миг, когда Автор купит себе настоящий рабочий стол, вместо того, который он выкинул много лет
назад — об этом я узнала, разумеется, от Дневника Автора. И сейчас мне кажется странным, что, когда
у Автора был нормальный стол, за которым можно удобно устроиться, ему не пришла в голову мысль
написать меня. Наверное, сыграло свою роль здесь это понятие «много лет назад», жаль, что я не
знакома с тем Автором, каким он был тогда, и не имею представления о том, что происходил в его
голове и его жизни. Кстати, личный Дневник Автора самый настоящий сплетник, но отличный
путеводитель по памяти Автора, а иногда и единственный способ лучше узнать самого Автора и
понять, что же происходит в его голове.
***
Когда Автор только приступил к работе надо мной, он сразу столкнулся с некоторыми
трудностями, что меня совершенно не удивляет. Характер у меня оказался своенравным — главные
герои вели себя не так, как планировалось, читатели симпатизировали злодеям, а сюжет постоянно
вилял из стороны в сторону. С этим Автор быстро смирился, заявив, что так, вероятно, и должно быть
— персонажи книг имеют полное право жить своей жизнью, ни от кого не зависеть и делать, что им
взбредет в голову. Когда во мне появилась первая пара десятков Страниц, я уже отлично
приспособилась жить в этом забавном мире и гораздо ближе познакомилась с самим Автором. Он
научил меня создавать неожиданные повороты событий, а я приучила его спокойно воспринимать все,
что происходит в моей жизни.
Страницы мои очень разнообразны. Это, фактически, независимое государство, в котором
правит Автор. В нем есть леса и поля, морские побережья, горы и реки. Здесь прокладываются
автомагистрали и туристические пешеходные тропы. Слышно, как шумит море, завывает ветер, дождь
стучит в окна многоквартирных домов, а чуть дальше, через пару глав уже светит солнце, разогревая
асфальт. Здесь много живых существ помимо людей-персонажей: отъевшиеся коты греются на
капотах припаркованных во дворах машин, дворовые собаки собираются маленькими стайками,
встречают друг друга на автобусных остановках и продолжают путь только в им одним известных
направлениях, а иногда здесь можно встретить чаек и прочих представителей животного мира. Еще
через пару десятков заполненных Страниц у меня уже стали появляться читатели.
Впечатления у читателей я вызывала смешанные. Кто-то говорил, что, читая меня, им кажется,
что мой Автор шизофреник. Другие говорили, что, читая меня, им кажется, что шизофрения у них.
Мои Страницы напоминали им сомнительный проходной двор или импровизированную, открытую
начинающими врачами-дилетантами психиатрическую лечебницу. Мысли, шастающие из угла в угол,
заставали читателей врасплох и окончательно сбивали с толку. Однако меня это совершенно не
смущало, я была уверена, что главная моя цель — вызвать максимальное количество эмоций у
читающих. А уж с этой целью я справлялась отлично. Так во мне начинали появляться новые
Истории, Страницы стали заполняться не только словами, но и рисунками, а каждый Персонаж
получал свободную волю с самого рождения. Жаль, что Автор в это время был не так рад за меня и
мою самореализацию. Тогда я решила что-то изменить. И с этого момента во мне появилась главная
Сюжетная Линия. Ее делом было следить за тем, чтобы Персонажи передвигались по мне в
соответствии с той идеей, которая взбредет ей в голову. Если, конечно, у Сюжетной Линии может
быть голова.
Мы не понравились друг другу с самого первого взгляда. Где это видано, чтобы книга
позволяла каким-то выскочкам диктовать, в какой последовательности выстраивать на собственных
страницах свои же Истории. Истории тоже были не слишком рады. И на моих страницах стали
разгораться настоящие бойни. После месяцев кровопролитных войн и сражений, мы успели довести
Автора до настоящего творческого кризиса, что, как следствие, не слишком хорошо отразилось на
наших с ним отношениях. Впервые, за всю мою жизнь, Автор начал думать о том, чтобы закончить
меня или вовсе прекратить писать.
Не удивительно, что ни один из этих вариантов меня не устраивал. Я осознала, что при всем
моем характере — самодостаточности, вздорном нраве и упорстве, без Автора мне все же не обойтись.
Пришлось объявлять мир с Сюжетной Линией. Это оказалось не так сложно, как мне представлялось с
самого начала. Немного пообщавшись наедине и спокойно обсудив все взаимные претензии, мы
поняли, что обойтись друг без друга нам не удастся, а значит и смысла ссориться нет. Оставалось
придумать, каким образом мы должны принимать решения, когда у нас возникают разногласия. Чтобы
все было честно, мы решили обратиться к Жанру. Оглядываясь назад, я думаю, что это было одним из
самых рациональных решений в моей жизни. Жанр со своей военной выправкой и непреклонным
характером очень быстро рассудил, что по всем спорным вопросам мы с Сюжетной Линией должны
обращаться либо к нему, либо напрямик к Автору, что, в принципе, было абсолютно логичным.
Сюжетная Линия осталась под глубоким впечатлением от столь близкого знакомства с Жанром и еще
какое-то время не могла полностью прийти в себя, что лично мне было только на руку. А Жанр только
подливал масла в огонь, читая нам свою любимую лекцию о важности дисциплины и о том, что
“литературные Жанры представляют собой закономерную, раз и навсегда закреплённую систему, а
задачей Автора является всего лишь добиться наиболее полного соответствия своего произведения
сущностным свойствам избранного Жанра”.
Правда, после заключения мира с Сюжетной Линией, мир в голове у Автора не задержался
надолго. И Автор начал часто говорить о том, что ему нужно разложить все по порядку, и только тогда
он сможет продолжить свою работу надо мной. Я плохо понимаю, что значит разложить по порядку.
Все-таки, я — Книга, меня пишут, а не раскладывают. И о каком порядке вообще может идти речь,
когда пишешь Книгу? Разумеется, я всегда была «за» порядок на столе и идеальную чистоту вокруг
меня, но раз уж у Автора нет даже стола, то и на весь остальной порядок, а вернее его отсутствие, я
перестала обращать внимание. Но когда Автор заговорил о разложении порядка во мне, это меня
насторожило. Пришлось обратиться к тому, кто знает Автора дольше, чем я. Дневник довольно быстро
растолковал, что означает для Автора «разложить по порядку», а я даже не догадывалась, что
беспорядок в головах у людей, так сильно влияет на их работоспособность и настроение. Так, чтобы
помочь Автору в наведении порядка, во мне появились Главы.
Глава – стала разметкой территории на моих Страницах. От всех моих обитателей Глава
отличается поразительной педантичностью, она всегда отмечает, на какой Странице начинают
развиваться новые события и даже ведет своеобразную картотеку на самой последней Странице.
Автор называет эту картотеку оглавлением — списком всех Историй в хронологическом порядке.
Не знаю, насколько это помогло Автору «разложить все по порядку», но работу он продолжил,
а больше меня в тот момент ничего не волновало. Я заводила новые знакомства, на моих Страницах
появлялись новые жители, и моя жизнь меня полностью устраивала. Так было до тех пор, пока я не
подслушала очередной разговор Автора с его Музой. А это я, вынуждена признать, делала частенько и
с большим удовольствием. К сожалению, в этот раз их разговор не принес мне привычного
удовольствия.
— У меня в жизни все хорошо. У меня творческий кризис. – Автор звучал, действительно, очень
подавлено, и меня это серьезно обеспокоило.
— Пиши, как пишется, — успокаивающе посоветовала Муза.
— Но я ничего не хочу. У меня нет слов, чтобы сформулировать те мысли, которые я хочу
добавить в Книгу, и нет мыслей, которые могут привести к нужным словам. Даже Книг, которые
просятся в руки, чтобы натолкнуть на подходящие мысли, не появляется в моем поле зрении.
Озаботившись последними словами Автора, я начала вспоминать по какому принципу Автор
выбирает книги, чтобы купить их и прочитать в не столь отдаленном будущем? Практически сразу в
памяти всплыли слова Автора из разговора с кем-то из его друзей: «Есть множество критериев, по
которым я ориентируюсь. Есть книги, которые считаются классикой или шедеврами — их просто
стыдно не прочитать. Есть авторы, выбранные однажды наугад и сумевшие покорить, да так, что на
поиски других произведений, которые они написали, могут уходить не минуты, часы и дни, а месяцы
и даже годы. Есть книги, которые советуют прочитать знакомые и друзья, чьим вкусам в литературе
доверяешь, как своим собственным предпочтениям. Интуитивный выбор книг базируется на
сочетании названия, оформлении обложки и ощущениях, которые возникают, когда держишь книгу в
руке. Вес книги, ее размер, шрифт, которым она напечатана. Иногда, книгу невозможно оставить в
магазине, если, открыв ее ближе к середине и уже начав читать, понимаешь, что она захватывает,
приковывает к себе, требует безраздельного внимания. В такие моменты забываешь, где находишься,
и что происходит вокруг. Такую книгу необходимо забрать с собой, принести ее к себе, чтобы она
смогла обрести свой новый дом».
Тем временем, продолжается его диалог с Музой, а я начинаю еще тщательней
прислушиваться.
— На какую аудиторию ты рассчитываешь? Для каких людей ты пишешь свою книгу?
— Я пишу Книгу не для людей, я смотрю на это не как на коммерческий проект, мне не нужны
слава и любовь масс. Я буду радоваться, если смогу написать Книгу так, чтобы, читая ее, люди
чувствовали именно то, что мне хотелось бы, чтобы они почувствовали. Она не рассчитана на
пустоголовых домохозяек или офисный планктон.
— Говоря, что она не рассчитана на какую-то аудиторию, ты противоречишь себе, утверждая,
что пишешь не для людей.
— Я знаю, что противоречу себе, я всегда так делаю, — бурчит Автор, явно желая закрыть эту
тему. — Книга будет просто хорошей, я надеюсь. Такой, которую стоит прочитать и можно
посоветовать другим. Пусть аудитория не будет иметь значения.
И после этих слов моя судьба становится еще более неопределенной, чем была даже в тот
момент, когда Автор только задумал меня написать.
После этой истории с подслушанным разговором прошло довольно много времени, за которое я
успела понять, что иногда Автор сам начинает себя накручивать. Когда в его жизни все складывается
хорошо, ему сложно найти стимул, чтобы продолжать писать. Такие моменты он называет
«творческими кризисами». И именно в это время, всем моим друзьям хочется спрятаться куда-нибудь
подальше. Когда Автор начинает выдумывать для себя глобальные проблемы, чтобы искусственно
стимулировать себя, и продолжить работу, с Сюжетной линией и Героями начинают происходить
совершенно немыслимые вещи. Однажды досталось даже Жанру. Наблюдать за его изменениями было невероятно интересно, за каких-то пару часов Автор умудрился несколько раз кардинально изменить всю концепцию, которую вкладывал в меня. Эти метаморфозы происходили до тех пор, пока он не вернулся к первоначальному варианту, торжественно провозгласив, что теперь я стала гораздо гармоничнее. А мы с Сюжетной Линией еще неделю обсуждали этот случай и пытались придумать, как бы нам избежать повторения подобных экспериментов, да только так ни к чему и не пришли.
***
Чтобы полностью передать Читателю то, что хочет донести до него Автор, нужно собрать
воедино описание звуков, картинок, запахов и ощущений. Есть множество книг, в которых авторам в
той или иной степени удавалось это осуществить. Но реально ли в полной мере передать Читателям
чувства, которые Автор хотел бы, чтобы они испытывали, читая меня? Слова, которыми Автор
описывает свои впечатления и ощущения, не в силах воссоздать у постороннего читателя ощущений
идентичных тем, которые испытывал Автор. Слова эти служат ориентиром, отсылая читателя к
собственной памяти, позволяя читателю представить непосредственное переживание, опираясь на
личный опыт. Каждый читатель сам вкладывает в эти слова конкретное значение. Вновь пережить
ощущения, которые доставляли удовольствие. В словах мало проку — чрезвычайно часто люди
используют одно слово для обозначения абсолютно разных понятий. В то время, как все фактические
различия должны отображаться и языковыми различиями, т.е. объясняться отдельными словами.
Читатель же может быть не согласен с Автором, Книга должна вызывать мысли, а не
одобрение. Хуже, когда с мнением Автора и тем, что написано в Книге, все согласны. Это может
означать только то, что Автор пишет для массы, а не для размышляющего меньшинства.
“К написанию Книги нельзя относиться, как к работе” — считает Автор. Иначе, сама Книга
превратится во что-то искусственное, фальшивое и написанное только ради популярности, для
незнакомых и, чаще всего, не сильно приятных Автору людей. И в тоже время, невозможно уделять
написанию Книги меньше времени, чем той же работе, потому что тогда возникает риск потерять
самые ценные мысли, которые непременно должны быть увековечены. Автор часто забывает, что
большая часть умных изречений и оригинальных мыслей, была воспроизведена задолго даже до его
появления в этом мире. Наверное, именно это часто так мучает Автора, когда он пытается найти что-
то уникальное, чтобы передать это будущим читателям с моей помощью.

Новые произведения, заметки, цитаты, опросы и все новости о творчестве Harper Castle Вы найдете в официальной группе писательницы.

Если Вы разделяете деятельность ЛМО "Мир творчества, поддержите наш проект!
Благодаря Вашей помощи, мы воплотим в жизнь мечты ещё многих талантливых авторов!

Похожие записи


Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

top