search
top

Канцеляриту — бой?

Назвать этот язык русским мог бы только жесточайший наш враг.
К. Паустовский.

     В своих мыслях я часто сравниваю русский язык с почвой — живой, плодородной и чувствительной к влиянию извне, и как обидно и горько мне бывает, когда на ниве языка особенно обильно прорастают сорняки – слова-паразиты, бездумно употребляемые иностранные слова и, в особенности, неуместные канцеляризмы, более пригодные для деловых бумаг.
О проблеме неуместного использования конструкций, присущих деловому стилю, писал и Корней Чуковский, и Борис Тимофеев, а редактор и литературный критик Нора Галь посвятила вопросу канцелярита целую книгу, назвав её знаково и ёмко: «Слово живое и слово мёртвое».  Канцелярит – именно так остроумно и изобретательно назвал это явление Корней Чуковский в  своей книге «Живой как жизнь».

Интересно, что суффикс «–ит», более характерный для названий болезней (сравните – бронхит, колит, менингит) присоединён не к названию органа или части тела, а к существительной основе совершенно другой семантической сферы, к слову «канцелярия».  Так, слово, образованное в обход правил словообразования, приобрело статус термина и стало широко применяться в русском языке.
История канцелярита начинается в  казённых документах царских департаментов, а с первых лет революции он настолько прочно пустил свои корни в делопроизводство, что устойчивые клишированные формулы используются и поныне, но не только в заявлениях, рапортах и справках, увы, часто эти сухие, громоздкие конструкции встречаются в самых неожиданных местах – от личной беседы и школьных сочинений до лирических стихотворений.

«Помню, как смеялся А.М. Горький, когда бывший сенатор, почтенный старик, уверявший его, что умеет переводить с «десяти языков», принес в издательство «Всемирная литература» такой перевод романтической сказки: «За неимением красной розы, жизнь моя будет разбита».

Горький указал ему, что канцелярский оборот «за неимением» неуместен в романтической сказке. Старик согласился и написал по-другому: «Ввиду отсутствия красной розы жизнь моя будет разбита», чем доказал полную свою непригодность для перевода романтических сказок. Этим стилем перевел он весь текст: «Мне нужна красная роза, и я добуду себе таковую», «А что касается моего сердца, то оно отдано принцу».
К.И.Чуковский «Живой как жизнь»

Признаки канцелярита разнообразны: это и замена глаголов причастиями, деепричастиями и существительными, и использование пассивных форм глагола, и расщепление сказуемого. К примеру, не «был пьян», а «находился в состоянии алкогольного опьянения», «глубокий снежный покров» и «избыточно увлажнённая почва» вместо «глубокий снег» и «мокрая земля». Ещё одна черта канцелярита – использование цепочек существительных («о недопущении жильцами загрязнения лестницы кошками”).

--2017-04-02--14.02.14

В книге «Правильно ли мы говорим?» Борис Тимофеев писал: Этот бюрократический язык любит громоздкие, составные, искусственные слова, такие, как «группонаполняемость», «крысонепроницаемость», «недоразукрупнение», слова «обеспечить», «за счет», «согласовать», «использовывать» (не «использовать»!), «уложиться», «настоящие» и т. д. И уж истинные его любимцы — глагольные формы «Имеется» и «является» и выражение «спустить директиву».

«…в огромном большинстве случаев каждый словесный шаблон — и здесь его главная суть — прикрывает собой равнодушие. Шаблонами люди чаще всего говорят по инерции, совершенно не переживая тех чувств, о которых они говорят.».

К.И.Чуковский «Живой как жизнь»

Позиция Чуковского понятна. Однако стоит ли представлять бюрократический язык абсолютным злом, которое нужно бичевать и искоренять?
В некоторых случаях канцеляризмы и их более литературные аналоги просто не тождественны, ведь «наказать» и «стараться хорошо учиться» — это абстракция в чистом виде, а вот «наложить дисциплинарное взыскание в виде выговора» и «принять меры по улучшению успеваемости» — более конкретные понятия.  Ведь можно «стараться», и всё равно получить двойку, а можно «принять меры» и организовать дополнительные занятия для отстающих или обязать сильных учеников помогать слабым.
Бюрократические клише – своего рода детали конструктора, с помощью которых можно максимально сжато, конкретно и информативно донести информацию до недр бюрократической машины. Разумеется, с таким же успехом с помощью клишированных формулировок реальную информацию можно и замаскировать, сообщить факты, сместив при этом акценты,  но это совершенно не говорит о несостоятельности канцелярита как своеобразного языкового инструмента. В неумелых руках любой инструмент не только бесполезен, а даже опасен – это относится и к канцеляриту – ведь в управленческой  и деловой сфере одно неправильно понятое слово может привести к катастрофическим последствиям.
Уместны ли такие конструкции в художественных произведениях? Отвечу – да, для создания, например, комического образа, и в повести «Страна Муравия» Александр Трифонович Твардовский с блеском доказывает это, вложив в уста простого мужичка-крестьянина такие слова:

А что касается меня,
Возьмите то в расчет, —
Поскольку я лишен коня,
Ни взад мне, ни вперед.

А.П. Платонов так изображает чиновника, привыкшего выражать свои мысли шаблонами, присущими советской периодике: «Прочитав же в газете о загруженности почты и нечёткости её работы, он решил укрепить этот сектор социалистического строительства путём прекращения дамских писем к себе».
Но введение в литературную речь чиновничьих клише способно не только позабавить: в повести «Котлован» уже упомянутый А.П. Платонов имитирует официальный стиль, пересказывая содержание документа: «В увольнительном документе ему написали, что он устраняется с производства вследствие роста слабосильности в нём и задумчивости среди общего темпа труда».

0-o4D5iOxa_49hPD8g

Канцелярит не служит красоте слога, его цель и задача – максимально сжато донести информацию. Кто повинен в проникновении устойчивых деловых клише в детские книжки  и школьные сочинения – может, авторы этих самых книжек и учителя литературы, требующие от детей казённого, тяжеловесного, одинакового слога?
Я хочу ещё раз сослаться на Корнея Ивановича Чуковского и закончить его словами: «Я убежден, что изучение русской литературы станет лишь тогда живым и творческим, если из школьного обихода будет самым решительным образом изгнан оторванный от жизни штампованный, стандартный жаргон, свидетельствующий о худосочной, обескровленной мысли. Против этого жаргона я и восстаю в своей книжке, убежденный в самом сердечном сочувствии педагогов-словесников.Ибо каждый, кому дорого духовное развитие наших детей, обязан, насколько у него хватит умения и сил, способствовать скорейшему преодолению гнилого и затхлого, ради нового — живого и творческого».

 

Если Вы разделяете деятельность ЛМО "Мир творчества, поддержите наш проект!
Благодаря Вашей помощи, мы воплотим в жизнь мечты ещё многих талантливых авторов!

Похожие записи


Комментарии:

2 комментария to “Канцеляриту — бой?”

  1. Людмила:

    Замечательная статья!Очень интересно и познавательно!

  2. Артём Аргунов:

    Мне тоже понравилась! Прочитал с большим интересом, затем задумавшись относительно своих текстов!..

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

top