search
top

Пособие для самых-самых начинающих Интернет-поэтов. Ритм, метрика, размер.

 

Поэт, не читает свои стихи, он их поёт,

и если у него нет слуха, то он без сомнения не поэт.

 

Мне было очень сложно начинать именно эту статью. Связаны мои трудности с тем, что каждый разговор о злосчастном стихотворном размере это не просто беседа – это целая баталия, где каждое безграмотное поэтическое дарование готово оторвать себе язык в доказательствах к тому, что любой разговор о метрике не является ныне актуальным.

 

Откуда пошло такое пренебрежение, сказать мне, пожалуй, сложно, но связано это с обычным нежеланием учиться и развиваться, прикрываясь выражением: бумажка 3«Я пишу, как придёт» или же, более начитанные, но и не менее ленивые из них, вспоминают слова Маяковского:

«Говорю честно. Я не знаю ни ямбов, ни хореев, никогда не различал их и различать не буду. Не потому, что это трудное дело, а потому, что мне в моей поэтической работе никогда с этими штуками не приходилось иметь дело»

 

В. Маяковский «Как делать стихи!»

 

Но мало кто знает, что автор на самом-то деле знал все стихотворные размеры, и умел ими правильно пользоваться, и было это видно по его ранним работам, в те времена, когда он себя называл: «Богом метафоры», а вот почему ему пришлось в статье написать подобную фразу, мне кажется, вы без труда отгадаете.

 

НОЧЬ

 

Багровый и белый отброшен и скомкан,

в зеленый бросали горстями дукаты,

а черным ладоням сбежавшихся окон

раздали горящие желтые карты.

 

Бульварам и площади было не странно

увидеть на зданиях синие тоги.

И раньше бегущим, как желтые раны,

огни обручали браслетами ноги.

 

Толпа — пестрошерстая быстрая кошка —

плыла, изгибаясь, дверями влекома;

каждый хотел протащить хоть немножко

громаду из смеха отлитого кома.

 

Я, чувствуя платья зовущие лапы,

в глаза им улыбку протиснул; пугая

ударами в жесть, хохотали арапы,

над лбом расцветивши крыло попугая.

 

1912

 

В. Маяковский

 

Какое чудо… идеальный амфибрахий…

 

В то же время мы знаем Маяковского, как человека, оттачивающего свой поэтический язык. В каждой новой работе он демонстрировал нам «свежие» способы применений ритмообразующих элементов. Этот человек не пренебрегал ритмом, напротив, он его совершенствовал и давал миру новую иную метрику. Мало людей, что в совершенстве владеют тоническим стихосложением, как Маяковский, и умеют правильно ломать устоявшиеся правила.

 

Я не буду сейчас плеваться желчью. Все резкие и оправдательные слова в пользу классического стихосложения я сказал в двух ранее написанных мною статьях.  Сейчас же мне бы хотелось всё-таки обозначить важность таких понятий как:  ритм, метрика и размер – развести эти определения, для лучшего усвоения материала, и углубиться в историю, потому что, если мы не знаем архитипов, мы никогда не сможем докопаться до истины и ответить на вопрос: «Зачем мне это надо?».

 

Начнём, всё-таки с истории:

 

Для того, чтобы начать разговор о «важности» нашей темы, нам придётся переместиться не на один и даже не на сто веков назад, а к самому зарождению человеческого общества, в то время, когда люди ещё не знали такого понятия как «язык», и, когда господствовало невербальное общение среди своих сородичей. Представьте себе огромный костёр, где люди, обмазанные красной глиной и угольками из потухших костров, танцевали, для того, чтобы завтрашняя охота прошла успешно. Самый первый музыкальный инструмент, который они использовали – это рот. Люди издавали различные звуки, создавали таким образом музыку, а позже эти же звуки преобразовывались в слова, а слова в песни, люди танцевали, отстукивали, выщёлкивали языком ритм, для того, чтобы звуки вырывающиеся изо рта небыли хаотичными. В едином ритме они перемещались и кружились. Испокон веков люди приписывали многим звукам и словам магическое значение, и для того, чтобы «магия слова» помогала, люди стремились к ритмике.

 

Позже, в Античном мире, мы встретим людей, которых именовали «поэтами». Если посмотреть изображения этих людей, то какой атрибут был одним из самых важных в их ремесле? — Лира. Нельзя было найти поэта без лиры. С помощью этого инструмента, поэты могли читать свои стихи. Именно благодаря лире поэты выдерживали единый ритм своего творения, и был плох тот поэт, что выбивался из единой звуковой организации.

 

Позже поэты научились не использовать музыкальные инструменты, они научились без него «укрощать слово» с помощью метрики. Самое важное, что здесь нужно отметить, так это то, что музыка породила песню, а песня породила поэзию, и поэт не тот, кто умеет записывать слова в столбик – это человек, который может петь и заставлять других петь, не открывая своего рта.

 

Поэт не читает свои стихи, он их поёт, и если у него нет слуха, то он без сомнения не поэт.

 

Но как возможно научить человека слышать? Как сделать из человека поэта? Подобное практически невозможно, талант либо есть, либо его нет, но никто не запрещает пробовать, даже не смотря на выражение: «поэтом не становятся, поэтом рождаются».

 

Есть определённая методика, как и в музыке, с помощью которой можно хоть чему-то научить. В нашем случае, я бы посоветовал больше читать классиков и подражать им, а порою помогает и пародирование, иногда больше, чем сухое подражание.

 

Для того, чтобы развить поэтический слух, нужно: Проговаривать стихи по слогам, выделяя голосом ударные звуки, а безударные «проглатывать»; поймать ритм стихотворения, и вместо написанных в нём слов, говорить «та, та, та», главное, чтобы это было в ритмике прочитанного.

 

Когда пишите стихотворение, можно отстукивать ритм; ходить; дирижировать; а так же можно метрическую систему визуализировать, изобразить её на бумаге, чем мы собственно и будем сегодня заниматься.

 

Но если у вас нет поэтического слуха и никакого желания учиться, то советую не заниматься более поэзией. Займитесь чем-нибудь другим, например, бегом или борьбой.  Почему я не отправляю вас заниматься прозой? – Ответ прост – хорошая проза тоже ритмически выдержана, даже если автор того и не подразумевал. Ведь проза тоже является в некотором смысле выходцем из поэзии, и автор, волей-неволей, подбирает слова более благозвучные и сочетающиеся друг с другом – никто не любит косноязычную прозу.

 

Настало время развести понятия:

 

 

РИТМ – «Мерное чередование однородных элементов. Это – порядок, гармония, равномерное и стройное движение» (Е.Г. Эткинд)

 

Ритмообразующие элементы – те однотипные речевые явления, которые, повторяясь, создают ритм. Важнейшие из них:

 

— Метрические ударения (метрика)

— клаузула (слово завершающее поэтическую строку)

— концевое созвучие (рифма)

— число слогов (силлабика)

— концевые паузы

— внутренние паузы (цезура)

— внутренние созвучия (внутренние рифмы)

— синтаксическая конструкция фраз

— строфы

— все другие повторы (аллитерации, ассонансы, и др)

 

 

МЕТРИКА – система правил строения стиха, в основе которого периодическое повторение определённой группы слогов – стопы.

 

 

СТОПА – группа слогов, состоящая из одного ударного и примыкающих к нему безударных слогов. Стопа – мера стиха.

 

Виды стоп:

 

Двусложные –  хорей, ямб.

 

Трёхсложные – дактиль, амфибрахий, анапест.

 

Вспомогательные – пиррихий, спондей.

 

 

РАЗМЕР – количество стоп в стихе (четырёхстопный ямб, трёхстопный анапест, семистопный хорей итд)

 

 

МЕТР – Устойчивые комбинации стоп: гекзаметр (Шестистопный стих, состоящий из пяти дактилей (или спондеев) и последней стопы — спондея), пентаметр (вид гекзаметра, в котором третья и шестая дактилические стопы лишены безударных слогов).

 

 

Фундаментальные понятия мы с вами развели, настало время воздвигать стены, и для этого мы не может не начать с систем стихосложения:

 

  1. Силлабическое стихосложение (изосиллабизм) – Соотнесённость стихов (строк) по количеству слогов.

 

Проще говоря, это система стихосложения, где каждая рифмующаяся строка имеет одинаковое количество слогов, ну, или гласных, если вам будет проще. В этой системе не учитываются ударения, они хаотичны, главное, чтобы строки были равнозначны:

 

Вино хвалити или хулити — не знаю,

Яко в оном и ползу и вред созерцаю.

Полезно силам плоти, но вредныя страсти

Возбуждает силою свойственныя сласти.

Обаче дам суд сицев: добро мало пити,

Тако бо здраво творит, а не весть вредити;

Сей Павел Тимофею здравый совет даше,

Той же совет да хранит достоинство ваше

 

Симеон Полоцкий

 

 

Обратите внимания, что в этом стихотворении все строки имеют ровно по 13 слогов.

 

Симеон Полоцкий был первый, кто использовал эту систему стихосложения, позаимствовав её у поляков, и было это связано с тем, что во время правления Петра Первого, интеллигенция вдруг осознала, что Русской поэтики нет, и никогда не существовало, а потому правила нужно заимствовать у других народов. Но вот в чём была загвоздка – для польской или японской поэзии эта система была характерна для их языка и давно уже вошла в систему и «закостенела», например, японские стихи хокку (хайку) или танка, где была строгая система, и в этой системе их стихи поражают слушателей. Но что касается русского стихосложения, то одной силлабики явно не хватало, и стихи получались какими-то косноязычными и очень сложными для восприятия, даже если взять в пример самого светского и понятного ныне нам писателя 18 века, Антиоха Дмитриевича Кантемира:

 

НА САМОЛЮБЦА (эпиграмма)

 

Наставляет всех Клеандр и всех нравы судит:

Тот спесив, тот в суетах мысли свои нудит;

Другой в законе не тверд, и соблазны вводит,

И науки новостью в старый ад нисходит, —

 Наведи и на себя, Клеандр, зорки очи,

Не без порока и ты; скажу, нет уж мочи:

Самолюбец ты, Клеандр; все, кроме тя, знают:

Слепец как ведет слепца, в яму упадают.

 

Антиох Дмитриевич Кантемир

 

Это система стихосложения прожила недолго, господствовала она на рубеже 17 — 18 веков, пока Тредиаковский и Ломоносов не приказали ей долго жить из-за её несовершенства.

 

 

  1. Тоническое стихосложение (акцентная система) — система стихосложения, основанная на равном числе только ударных слогов в стихотворной строке, при этом число безударных слогов в строке более или менее свободно.

 

Завяжи, Велесе,

Колдуну и колдунье,

Ведуну и ведунье,

Чернецу и чернице,

Упырю и упырице

На внука Даждьбожьего

Зла не мыслити!

От красной девицы,

От черной вдовицы.

От русоволосого и черноволосого,

От рыжего и косого,

От одноглазого и разноглазого

И от всякой нежити!

 

Славянский заговор

 

Обратите внимание, что во всех строках заговора  по два ударных слога, в то время как количество безударных гласных во всех стихах (строках) разное.

 

Пока интеллигенция билась над тем, какая же система стихосложения более удобная и характерная для русской поэзии, простой люд, без какого-либо труда слагал заговоры, прибаутки и красивые песни в тонике, хотя и никогда эта система не воспринималась «настоящими мастерами слова» всерьёз и считалась дикой. Возможно, большинство заморских творцов, вообще, о ней не знали, и никогда даже и не пытались снизойти до народного творчества потомков «ужасных варваров многобожников». Снизошли к этой системе только лишь в начале 20 века, да и то, по причине, что творчеством после революции мог заниматься человек из любого сословия.  И где же простым трудягам было черпать вдохновение? – конечно же, у своего народа. Футуристы, первые, кто в полной мере стали использовать тонику, в основном для передачи образа чеканного маршевого шага. Позже её стали использовать повсеместно и для разных целей, а чтобы стихотворение проще могло восприниматься, использовали в качестве графического элемента, «лесенку»:

 

ЗИМА

 

Мизиз…

Зынь…

Ицив —

Зима!..

Замороженные

Стень

Стынь…

Снегота… Снегота!..

Стужа… вьюжа…

Вью-ю-ю-га — сту-у-у-га…

Стугота… стугота!..

Убийство без крови…

Тифозное небо — одна сплошная вошь!.. «…»

 

Алексей Кручёных

 

 

Этой системой стихосложения пользуются и поныне. Только стала она немного сдержаннее, нежнее и лиричнее. В этом случае «лесенка» становится уже не таким важным графическим элементом.

 

Как самых ярых сторонников качественной современной тоники, хочу выделить двух поэтесс: Елизавету Малкину (БольшеНе) и Веру Полозкову.

 

Ты на сцене в хищных зубах софитов,

Ты не знаешь, плакать или смеяться,

Ты играешь Набоковскую Лолиту.

Тебе двенадцать.

 

По-хорошему б с детством не расставаться,

Чтобы в роли Пеппи или другой,

Но ты играешь Лолиту, тебе двенадцать.

Бровь дугой.

 

Закулисье съест тебя, тонконогую,

И никто тебе не подаст руки.

Хэппи энда нет. Убивай Набокова

И беги…

 

Елизавета Малкина (БольшеНе)

 

Вообще, говорить о  тонике можно очень долго, но подробнее я напишу о ней в статье «основы рваной поэзии», в ней же я подробно затрону тему  видов тонического стиха и надеюсь, что научу вас ею пользоваться.

 

 

  1. Силлабо-тоническое стихосложение — способ организации стихотворения, при котором ударные и безударные слоги чередуются в определённом порядке, неизменном для всех строк стихотворения.

 

Эта система стихосложения появилась давно благодаря труду Тредиаковского и Ломоносова. По сей день силлабо-тоническое стихосложение является самой ведущей системой, потому что благодаря выведенным правилам двух этих учёных, русская поэзия стала благозвучнее, приятнее, и даже визуально красивее. Поэтому, умение писать в  силлабо-тонике – это уже показатель того, что вы поэт, а не простой тупоголовый писака и сможете действительно петь на бумаге и заставлять читателя петь вместе с вами.

 

Вот здесь разговор уже пойдёт о стопах и нам придётся использовать те знания, которые вы подчерпнули из этой статьи чуть выше.

 

Для начала нам стоит понять, что главное в этой системе это ударные и безударные слоги.

 

В каждом из литературоведческих пособий символическое обозначение ударных и безударных гласных  разное, у нас же будет вот какое:

 

«/» — вот так мы будем обозначать ударный слог

«-» — вот так мы будем обозначать безударный слог

 

Далее, вам нужно знать, что такое стопа. В этой статье я уже говорил о ней, но для верности стоит повторить:

 

стопа – это группа слогов с одним ударным и прилегающих к нему безударных слогов.

 

Для того чтобы стопа получилась, нам нужно соединить ударные и безударные слоги. Символически изобразим:

 

/-  хорей (состоит из первого ударного и последующего безударного)

-/ ямб (состоит из первого безударного и последующего ударного)

/— дактиль (состоит из первого ударного и двух последующих безударных слогов)

-/- амфибрахий (состоит из первого безударного, затем ударного и следом безударного слога)

—/ анапест (состоит из первых двух безударных и ударным слогом в конце)

 

Теперь давайте соединим равнозначные стопы, и тогда у нас получится стихотворный размер:

 

1). Хорей: /-/-/-/

Пример хорея:

 

Кра/й люби/мый! Се/рдцу сня/тся

Ски/рды со/лнца в во/дах ло/нных.

Я/ хоте/л бы за/теря/ться

В зе/леня/х твои/х стозво/нных.

 

С. Есенин

 

Схема строфы:

 

/- /- /- / —

/- /- /- / —

/- /- /- / —

/- /- /- / —

 

Стоп в этом катрене всего четыре, а потому выходит, что это четырёхстопный хорей. Этот пример иллюстрирует, для того, чтобы понять какой это стихотворный размер, нужно было всего-навсего проставить в стихотворении ударения, а те гласные, что остались без ударения, обозначить как безударные, либо никак не обозначать, и тогда мы наглядно, на листе, сможем увидеть, какой из себя стихотворный размер в том или ином стихотворении. Всё зависит от того, с какого слога начинается стихотворение, с ударного или нет, и сколько всего безударных находятся между ударными гласными.

 

В этой строфе мы видим, что безударных между ударными всего одна, а потому приходим к заключению, что это двухсложный стихотворный размер (хорей или ямб), круг сузился до двух стихотворных размеров из пяти широко использующихся, затем видим, что стихотворение начинается с ударного звука. Делаем вывод – хорей!

 

Надеюсь ничего сложного. По такому же принципу нужно разбирать стихотворения и с другими стихотворными размерами.

 

2). Ямб: -/-/-/-/

 

Пример ямба:

 

«Дово/льно! Кра/соты/ не на/до.

Не сто/ит пе/сен по/длый ми/р.

Поме/ркни, Та/ссова/ лампа/да, —

Забу/дься, дру/г веко/в, Оми/р!

 

В. Ходасевич

 

Схема строфы:

 

-/ -/ -/ -/ —

-/ -/ -/ -/

-/ -/ -/- /-

-/ -/ -/ -/

 

Эта строфа наверняка нам далась немного сложнее, потому что первая и третья строка в этом стихотворении – пятистопная, а вторая и четвёртая четырёхстопная. А потому этот стихотворный размер будет называться: чередующийся пятистопный и четырёхстопный ямб.

 

Так же стоит отметить, что первая и третья строки заканчиваются безударным слогом, т.е. стопа не полная и называется:  «усечённая» — но она тоже является полноценной стопой и считать её нужно как отдельную самостоятельную стопу.

 

Ещё вы, наверное, обратили внимание, что частицы «не» в этом стихотворении остались безударными. С частицами, предлогами и союзами такое нередко бывает. В основном они бывают без ударения, но есть такие случаи, когда и они могут быть ударными, а слова, состоящие из одного слога, как в этом катрене: «Мир» или «Друг» — могут иногда быть без ударения, что может путать начинающих поэтов, потому будьте всегда начеку. Для того, чтобы не запутаться, где есть ударения и где нет, вам следует опираться на уже стоящие рядом ударения или разбирать стихотворный размер по аналогии с рифмующейся строкой, где вы сомневаетесь. Если рифмующаяся строка пятистопный ямб, например, то без сомнения ищите пятистопный ямб в строке, где вы потерялись. А, вообще, лучше научится слушать, и тогда вы с ходу будете понимать, где и какой стихотворный размер, без всех этих горизонтальных и вертикальных полосок.

 

3). Дактиль: /—/—/—/

 

Пример дактиля:

 

Бу/дем как Со/лнце! Забу/дем о то/м,

Кто/ нас веде/т по пути/ золото/му,

Бу/дем лишь по/мнить, что ве/чно к ино/му,

К но/вому, к си/льному, к до/брому, к зло/му,

Я/рко стреми/мся мы в сне/ золо/том.

 

К. Бальмонт

 

Схема строфы:

 

/— /— /— /

/— /— /— /-

/— /— /— /-

/— /— /— /-

/— /— /— /

 

Четырёхстопный дактиль (в первой и пятой строке усечённая стопа)

 

Если вы хорошо усвоили всё то, что написал я выше, и учли мои предостережения и выходы из затруднительной ситуации, я думаю, вам не составило труда найти стихотворный размер и в этом стихотворении.

 

4). Амфибрахий: -/—/—/—/

 

Пример амфибрахия:

 

Я тро/гал листы/ эвкали/пта

И тве/рдые пе/рья ага/вы,

Мне пе/ли вече/рнюю пе/сню

Аджа/рии сла/дкие тра/вы.

 

Н. Заболоцкий

 

Схема строфы:

 

-/- -/- -/-

-/- -/- -/-

-/- -/- -/-

-/- -/- -/-

 

Трёхстопный амфибрахий.

 

5). Анапест: —/—/—/

 

Пример анапеста:

 

Ни страны/, ни пого/ста

Не хочу/ выбира/ть.

На Васи/льевский о/стров

Я приду/ умира/ть.

 

И. Бродский

 

Схема строфы:

 

—/ —/ —

—/ —/

—/ —/ —

—/ —/

 

Чередующийся трёхстопный и двустопный  анапест. Или, как некоторые языковеды его называют – Двустопный анапест с усечённой стопой в третьей и четвёртой строках – тут уж как соизволите его величать.

 

Это пять самых распространённых стихотворных размеров. Надеюсь, я смог вас хоть чему-нибудь научить. Если вы будете внимательно относиться к моим ремаркам и замечаниям, могу гарантировать, у вас всё получится.

 

Кстати, бываю такие моменты, которые новички не сразу понимают при работе над поиском стихотворного размера.

 

То, что здесь нужно сказать, так это то, что бывают стихотворения, где используется не один, а два или несколько стихотворных размеров. Но они находятся в жёсткой системе, например:

 

амфибрахий

анапест

амфибрахий

анапест

 

амфибрахий

анапест

амфибрахий

анапест

 

и так далее в том же порядке всё оставшееся стихотворение.

 

Ещё оговорим два нюанса:

 

Первый нюанс:  Бывают такие случаи, когда в одном слове встречаются два, а то и более ударений, в основном в очень длинных и составных словах и часто встречаются в двусложных стихотворных размерах, например:

 

Смотрю/ на мо/ре жа/дными/ оча/ми,

К земле/ прико/ванны/й, на бе/регу/…

Стою/ над про/пастью/ — над не/беса/ми,-

И у/лете/ть к лазу/ри не/ могу/.

 

З. Гиппиус

 

пятистопный ямб

 

Здесь мы видим, что в словах: «Жадными», «прикованный», «берегу», «пропастью», «небесами», «улететь» — есть два ударения, одно естественное, а второе мнимое, мы его не выделяем, когда разбираем каждое из этих слов по отдельности, но в контексте с другими словами мы его слышим.

 

Второй нюанс: Бывают такие случаи, когда в поэтической строке встречаются слова, которые при разборе стихотворного размера, остаются как бы без ударений. Т.е. в каждом слове есть ударение, но в контексте с другими словами в строке, эти ударения как бы не учитываются, и встречаются такие случаи, в основном, в трёхсложных размерах, например:

 

Только де/тские кни/ги чита/ть,

Только де/тские ду/мы леле/ять,

Все большо/е далеко/ разве/ять,

Из глубо/кой печа/ли восста/ть.

 

О. Мандельштам

 

Трёхстопный анапест.

 

Здесь мы видим, что слово «только», что в первой, что во второй строке остаются без ударения, если мы начнём искать стихотворный размер, хотя остальные строки и наш поэтический слух нам подсказывают, что это стихотворение написано всё же анапестом.

 

 

Помимо пяти известных нам стихотворных размеров, есть и ещё другие, более сложные. О них мы сейчас и поговорим:

 

Четырёхсложные, пятисложные и более сложные стихотворные размеры – пион; гипер-пеон; гипер-гипер-пеон:

 

Пион ( —/ и прочие вариации ) – стихотворный размер, имеющий один ударный и три безударных слогов в стопе:

 

…Замета/лись, затеря/лись в океа/не корабли/…

 

В. Брюсов, Буря с берега, пеон III, из кн. «Опыты», М., 1918

 

—/ —/ —/ —/

 

Этот стихотворный размер в наше время применим, хоть и не так широко. Появился он не очень давно, в двадцатом веке. Был он выведен по аналогии с античным квантитативным стихосложением, и первый, кто его «открыл» в русской литературе, был Валерий Брюсов, но первый, кто начал его широко использовать, был Андрей Белый, а после перенял эстафету Даниил Андреев.

 

Гипер-пеон ( —-/  и прочие вариации ) – Стихотворный размер, имеющий один ударный и четыре безударных в стопе.

 

гипер-гипер-пеон ( ——/ и прочие вариации ) – стихотворный размер, имеющий один ударный и пять и более безударных слогов в стопе.

Они встреча/ются и состяза/ются, они проно/сятся и разлуча/ются

 

Даниил Андреев «Новые метро-строфы»

 

—/ ——/ ——/ ——/ —

 

Этот стихотворные размеры были выявлены Даниилом Андреевом и не пользовались большой популярностью, хотя и встречаются в наше время стихи с такой же метрикой, пусть  и крайне редко. Некоторые литературоведы не считают, что как-то нужно обозначать эти стихотворные размеры и относят их к вариации ямба или хорея с пиррихиями.

 

 

Логаэд — это стих с упорядоченным чередованием разных силлабо-тонических стоп (например, анапест + ямб + анапест + ямб). Логаэд – строгий метр, все строки написаны по одной схеме.

 

или

 

это  стихотворение с индивидуальным стихотворным размером, и этот стихотворный размер создаётся благодаря внедрению в известные нам силлабо-тонические размеры спондеев и пиррихиев

 

Спондей – стопа, состоящая из двух ударных слогов (когда при разборе стихотворения мы видим два рядом стоящих ударения подряд) -/ -/ — // — /

 

Пиррихий – стопа, состоящая из двух безударных слогов (когда во время разбора стихотворения мы видим лишнюю безударную гласную) -/ -/ — / -/ -/

 

Пример Логаэда:

 

Мой пи/сьменный ве/рный сто/л!

Спаси/бо за то/, что ше/л

Со мно/ю по все/м путя/м.

Меня/ охраня/л — как шра/м.

 

М. Цветаева

 

-/ —/ -/

-/ —/ -/

-/ —/ -/

-/ —/ -/

 

Бывают ещё и такие случаи, когда идёт чередование двух логаэдов в одном стихотворении:

 

—//—/—

/—/-//—

—//—/—

/—/-//—

 

—//—/—

/—/-//—

 

И т. д.

 

Такое чередование должно сохраняться на протяжении всего стихотворения. Некоторые псевдоинтеллектуальные литературоведы называют подобное чередование «зеркальной метро-строфой»

 

 

Метро-строфа – очень близко с понятием логаэд, но отличие от него заключается в том, что не для всего стихотворения «создаётся» новый стихотворный размер, а для каждой строки в строфе в отдельности, а затем повторяется тот же строй стоп в следующей строфе:

 

Ты накачалась смыслом,

синтетическим, веноласкательным…

Накрыла вселенную скатертью

от Божьего слова до мыса.

 

Прежде упасть не страшно

и погибнуть в надрыве словесности.

В скелетах качаются челюсти,

в крови нагревается масло.

 

Е. Сокольских

 

/—/-/-

—/—/—/—

-/—/—/—

-/—/—/-

 

/—/-/-

—/—/—/—

-/—/—/—

-/—/—/-

 

Метро-строфа появилась совершенно недавно. Сам термин взят у Даниила Андреева, ему, по сути, и приписывают начало работы над ней. Может, это было и так, но доказательств мало, потому что его книги по стиховедению очень сложно найти. Над метро-строфой продолжают работать современные авторы, и по сей день. Но больше о ней ничего не известно.

 

На этом наш разговор закончен. Запомните, мои любимые читатели, что, как для всей литературы, самым важным является образность, так и для поэзии самое важное – это её метричность. Пробуйте, экспериментируйте, и знайте, что благодаря стихотворному размеру ваши вирши будут не только читабельными и эстетичными, а ещё это поможет вам лучше передать настроение, образ и динамику, какую только пожелаете. До новых встреч.

 

Если Вы разделяете деятельность ЛМО "Мир творчества, поддержите наш проект!
Благодаря Вашей помощи, мы воплотим в жизнь мечты ещё многих талантливых авторов!

Похожие записи


Комментарии:

3 комментария to “Пособие для самых-самых начинающих Интернет-поэтов. Ритм, метрика, размер.”

  1. Тамара:

    Очень полезные и интересные статьи, надеюсь, что будет продолжение.

  2. Артём Аргунов:

    Тамара, спасибо вам за отклик! Продолжение будет! Рубрика «Советы автору» обновляется у нас каждый четверг. Заходите — будет интересно! 🙂

  3. Евгений Сокольских:

    Спасибо. Очень приятно. Продолжение обязательно будет.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

top