search
top

Зона творческого комфорта

 «Искать вдохновение всегда казалось мне смешной и нелепой причудою:  вдохновения не сыщешь; оно само должно найти поэта» ( А.С. Пушкин)

Каждый творческий человек знаком со словом «вдохновение», ощущал ту окрыляющую энергию созидания, когда держать при себе мысли становиться просто невыносимо. Тогда мы берем перо, кисть или музыкальный инструмент и позволяем Музам вести нашей рукой по холсту, бумаге или струнам, отдаваясь во власть искусства. Наше сознание обостряется, приобретает направленность и оригинальность, создавая новые незаурядные произведения.

Вдохновение – это особенное состояние человеческой души, спонтанный порыв внутренних возможностей, который является предпосылкой к протеканию творческих процессов.

Каждый мореплаватель знает, как легко скользит корабль по водной глади, когда паруса раздувает попутный ветер. Писатель превращается в капитана такого флагмана, уносясь в неизведанные дали творческих открытий, подгоняемый шквалом воодушевления и увлеченности. Находясь на вершине вдохновения, человек остро ощущает единство внутреннего и внешнего мира, целостность собственной личности.

Но что делать, если ваше судно село на мель? Когда Муза, махнув на прощание платочком, развеялась на ветру как мираж? Где найти силы творить дальше и не опускать руки? Как вернуть этот зыбкий порыв и обернуть его в служение себе? Каждый творческий, да и не только творческий, человек черпает свое вдохновение в разных вещах. Кому-то необходимо вкусить красоты и изящества, иным слиться в единстве с природой, а кому-то достаточно остаться наедине с собой. У каждого поэта своя зона комфорта, в которой он имеет возможность вальсировать с Эвтерпой или Каллиопой.

Мне захотелось узнать, как же выглядит зона творческого комфорта у наших авторов, где они черпают свое вдохновение. Опросив поэтов, писателей и музыкантов с которыми наш читатель знаком и тех, с которыми только предстоит познакомиться, получила такие ответы:

Артем Аргунов:

«Бывает, конечно, по-разному, что во многом зависит и от настроения, и от произведения, над которым работаю. Но, в любом случае, необходимо уединение, отсутствие отвлекающих факторов, мешающих сосредоточиться, — телефон, компьютер, люди и т.п. Чаще всего пишу либо уединившись в своей комнате, погрузившись в тишину, либо там же, но включив музыку, максимально передающую нужное в текущий момент настроение, либо (если это происходит в тёплую половину года) во дворе, под шум листвы, стрекот сверчков, лай собак, отдалённый шум города. Также временами пишу на ходу, неспешно прогуливаясь по тихим улочкам, — прогулка тоже хорошо помогает погрузиться в рабочее состояние».

 

Александр Ралот:

«Рано утром. Часов с 5:00 и до 11:00. Все спят, а я выдумываю или пытаюсь. Тихая инструментальная музыка. Классика или фолк  обязательна. После обеда пишу очень редко. Только тогда, когда редактор подгоняет».

Антонина Волобуева:

«Я не выношу ни малейшего шума на фоне, сразу раздражаюсь. Музыка тоже мешает. Пишу на компьютере, на бумаге неудобно, потому что я сразу правлю».

Екатерина Шаповалова:

«Пишу в основном карандашом. Ну, или ручкой. Обычно в тетради, но могу и на салфетках фразу какую-то написать. Или план набросать. Люблю писать под инструменталку, на диване, закутавшись в плед (дома холодно даже летом). Иногда беру блокнот с собой на прогулку с собакой и пишу, устроившись на лавочке или колесиках. Пишу до захода солнца, а рядом лежит мой милый белоснежный пёс. И преданно ждёт, когда я закончу писать». 

Евгений Хромов:

«Продуктивнее всего мне работается в ночное время (с 23:00 до 4:00). Когда тело уже освобождено от бремени быта и людской суеты, а разум нацелен исключительно на творческую деятельность. Эдакое медитативное состояние. 
С научной точки зрения подобная активность объясняется достаточно просто. Основной нейромедиатор, вырабатывающийся ночью — мелатонин. Работая по ночам, человек блокирует его выработку, шишковидное тело сбивается со своего ритма и, видимо, начинает вырабатывать серотонин. За счёт чего и пишется ночью лучше. Подобный суточный режим — не есть хорошо, но Музы — древние богини, а древние божества требуют жертв».

Ольга Тихонова:

«Мне лучше всего пишется, когда рядом стоит чашка кофе и тишина. Либо, когда переживаешь стрессовую ситуацию. Хотя, муза приходит и в шумной маршрутке, и тогда начинаю лихорадочно записывать стихи в смс или надиктовывать на диктофон».

Алина Исаева:

«Сложно ответить, для меня важно уединение, если говорить об обстановке, а в остальном важен душевный настрой».

Иван Водяков:

«Для меня творческий процесс — как наваждение, как чей-то посыл свыше… Невозможно заранее предугадать, что я напишу сегодня, и кто для меня станет вдохновением. В большей степени я пишу под впечатлением от увиденного, от услышанного, пережитого мною лично, и от сильного чувства. Никогда не сажусь писать планомерно. Просто иногда налетит, накатит и чьей-то ведомой рукой я «катаю» строчку за строчкой. Мы, писатели, заложники своей судьбы. Тяжкая это доля. Она сродни болезни, и по этому поводу я часто шучу на вопросы своих читателей, которые хотят знать: «Что это? Дар?! И почему я пишу?» Я им отвечаю: «Возможно и дар, но в большей степени это как болезнь: наподобие алкоголизма – неизлечима». Порой и не хочется писать, ибо часто в своих виршах ищешь ошибки, желая совершенства, но понимая, что идеального ничего нет на свете. После долгих мучений — выдаешь то, что написано тобою – мною – Водяковым. Вот я такой, прошу любить и жаловать: со своими недостатками и отчасти достоинствами, как любой человек, и как любой художник, а писатель такой же художник, только из разной когорты, течения и направления… Вот мною написанная картина: стихи и проза… Вот мои краски, тона и полутона… Судить вам, мои читатели!.. А почему и для чего, и как я пишу? На это я отвечу словами Булата Окуджавы: 
Каждый пишет, что он слышит, 
Каждый слышит, как он дышит, 
Как он дышит, так и пишет, 
Не стараясь угодить. 
Так природа захотела, 
Почему, не наше дело, 
Для чего, не нам судить»

Роман Ерошенко:

«Если касаемо стихов и песен, то когда в душе полный кавардак и в голове каша, когда тоскливо и больно, печально и одиноко, тогда и рождается всё самое лучшее».

Яна Гуменюк:

«Когда я одна и если, мне или очень плохо или очень хорошо!»

Михаил Калашников:

«Условия самые простые и банальные: тишина вокруг (сын в садике или уже спит, жена по своим делам); иногда релаксовая музыка (Энигма, Эра, Григориане и т.п.), но чаще без нее; и что самое главное — внутреннее хотение. Без него никак. От 15 до 30-ти минут уходит на настройку и поиск волны. Набираешь предложение, читаешь, удаляешь и по новой. Плавно замечаешь, что удалять приходится все меньше и меньше и… вот оно… понеслось. Ни разу не прыгал с парашютом, ни катался на сёрфе, но уверен, если Бог доведет до таких страстей, то ощущения будут примерно, как от момента, когда перечитываешь собственную строчку и чувствуешь — оно, как от момента, когда еще секунду назад не знал, что случится с героем, но… мгновение и ты сам того не ожидая усылаешь его в неведанные дали. Несравнимый кайф… управляешь чужими судьбами, пусть и вымышленными, ненастоящими, но управляешь. Меняешь погоду и двигаешь континенты, переламываешь жизни сотней, если не тысяч, вскрываешь души, аки доктор грудные клетки, только вместо скальпеля у тебя чернильное перо».

Марк Кантуров:

«Мне лучше всего пишется, когда я отдохнул. Когда у меня нет кучи довлеющих дел, и хватает времени побездельничать, побыть в состоянии необязательности. Чтобы придумать что-то, хорошо погулять, покачаться на качелях. А чтобы написать — нужно просто сесть и начать писать».

Светлана Сеничкина:

«Ну, сложно сказать… Если стихи, то часто пишутся в транспорте, по дороге пешком, за мытьем посуды, когда голова ничем другим не занята. А вообще обычно пишутся, когда либо очень плохо, либо невысказанные мысли мучают».

Лиан Дэр:

«Ночью, когда вокруг тишина и покой».

Владимир Нащекин:

«В спокойных условиях, когда всё способствует вдохновению: наличие свободного времени, отдых и хорошие люди, которые не дёргают по мелочам».

Екатерина Волошина:

«Главное условие, чтоб меня не трогали, если вокруг меня начинают ходить, спрашивать что-то или крутиться, я совершенно не могу сосредоточиться. Когда я пишу, я полностью погружаюсь в то, что пишу, у меня в ушах обязательно наушники с музыкой. Во-первых, потому что создает правильную атмосферу и вдохновение, второе, мозг (опять же) не отвлекается на посторонние раздражители (как бы странно это ни звучало). У меня есть специальный плейлист, и под некоторые фрагменты я подбираю мелодию и под нее пишу. У кино есть свои саундтреки, у книги они тоже могут быть, пусть их и слышу только я. Кстати, позже я наткнулась на высказывания других писателей, и обнаружила, что так многие считают и делают. В принципе, я даже в автобусе умудряюсь писать, но это потому что люди чужие в автобусе, и они меня не трогают и не нервируют. У меня нет каких-то «магических» хреней, которые способствуют творческой музе, как есть у некоторых, я, обычно, просто пишу окруженная кучей тетрадей и листочков. Я не терплю хаоса на столе. Он меня тоже раздражает. Творческий беспорядок — это не про меня. Не считая тетрадей и листочков с заметками, которыми я пользуюсь, все остальное должно быть в порядке. Беспорядок — еще один кошмарный раздражитель. На моем столе, по обычаю, стоит чай, кофе с вкусняшками, к которым я обращаюсь, когда сижу в прострации, и складываю в голове картинку. Моя педантичность проявляется и в процессе работы. Некоторые могут сесть и писать потопом, что в голову придет, черновики таких редактируются долго. У меня так просто не получается. Я начинала с этого и не смогла так. Сейчас я продумываю ход своей работы по возможности. У меня есть примерный план романа, а перед написанием главы я ее прорабатываю. Вся моя работа выглядит примерно так. Я все стараюсь раскладывать по полочкам и продумывать. Это что касается романа. Стихотворения я пишу совсем иначе. Одно из своих стихотворений я сложила перед сном, и мне так лень было вставать за ручкой и бумагой (телефоны тогда еще не такими были), что я его просто запомнила. Бывает, я собираю их по кусочкам, придумывая эти кусочки в разное время. Для себя завела тетрадь, в которую записываю рифмующиеся слова. Иногда в голову приходят красивые строчки, записав которые, я потом тоже включаю в стихотворения. Когда пишу роман, включаю режим «в самолете», жужжание мессенджеров и соц.сетей нервирует и отвлекает. Творческое вдохновение почти всегда со мной, поэтому часто приходится записывать мысли или запоминать придуманные сюжеты. На данный момент у меня есть идеи еще на 3 романа, с очерченными сюжетами, не считая еще списка просто идей. Даже роман, который я пишу сейчас, его идея мне приснилась осенью 17-го. Как-то так».

Виктор Серов:

«После прогулки по лесу — люблю гулять в бору, когда дома тихо, с чашкой чая или кофе. Когда не включают телевизор — не люблю этот «волшебный ящик». Самое важное — когда в душе гармония и покой».

Алексей Филоненко:

«А лучше всего пишется в условиях очень близких отношений с музой и вдохновением. Да-да, вот такая вот весёлая Шведская семья получается. И при этом даже место этих самых отношений не важно.  Хотя… дома, в тишине, да под любимую музыку эти самые отношения намного ярче и дольше».

Тамара Сальникова:

«Мне пишется в тишине.  У меня нет вдохновения от чего-то необычного. Только от прочтения красивых, интересных стихов. В основном классиков и редко кто из современных. Для прозы вообще нет стимула кроме «надо».

Что же касается меня, то мое вдохновение выглядит как короткая вспышка-озарение. Это может быть услышанный обрывок фразы, какой-то предмет, навеянные прочтением книги образы или эмоции, вокруг которых начинают вращаться мысли как планеты по орбите. Я потом могу ходить день или два, вынашивая идею, наращивая, так сказать, на кости мясо, а потом дождавшись, когда весь дом уснет, сажусь писать. При этом непременно должна играть музыка на всю мощность наушников. Это может быть определенный плей-лист, либо одна и та же песня, поставленная на повтор. Главное, что бы она соответствовала моему настрою и создавала нужный эмоциональный фон. Люблю, когда рядом стоит кофе в «писательской» кружке и конфеты. На кружке изображены иллюстрации и цитаты моего любимого автора, на которую я молюсь как на творческое божество. Из нее я пью только когда сажусь писать. Эта моя установка или, если хотите, заскок. Вот, собственно, и все. Наверное, моя муза – вампир-меломан, потому что приходит чаще всего ночью.

Вот мы и узнали маленькие творческие секреты наших авторов и как мы можем убедиться, все они разные, но в то же время чем-то похожи. Не существует единой «таблетки для вдохновения», у каждого свои способы обретения этого ускользающего и ветреного чувства. Но кое-что все-таки можно резюмировать, вспоминая слова П.И. Чайковского: «Вдохновение — это такая гостья, которая не любит посещать ленивых.»

Пишите, дорогие друзья, и пусть каждый прожитый вами день оставит свой след если не в истории, то хотя бы в вашем творческом блокноте!

 

 

Если Вы разделяете деятельность ЛМО "Мир творчества, поддержите наш проект!
Благодаря Вашей помощи, мы воплотим в жизнь мечты ещё многих талантливых авторов!

Похожие записи


Комментарии:

2 комментария to “Зона творческого комфорта”

  1. Лиан Дэр:

    Не стоит ждать вдохновения, за ним надо гоняться с дубинкой (Джек Лондон).

  2. JamesLaf:

    Добрый день. Хотим предоставить свои услуги взлома сайтов, скайпа, любой почты, социальных сетей(вконтакте, одноклассники, фейсбук, инстраграмм). Прослушивание вайбер, вотсап, чтение сообщений и многое другое. Многолетний опыт и огромное количество отзывов о нашей работе. По всем вопросам в telegram — @Dred36

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

top